Category: экономика

Южный Урал достоин меньшего

          Мало кто обратил внимание на то, что в Челябинской области установлен новый прожиточный минимум – в III квартале 2019 года он составил 10 276 рублей и уменьшился на 60 рублей к уровню II квартала. Все последнее время этот показатель в регионе рос (что понятно – даже официальная инфляция сейчас на уровне 5%, стало быть, на покупки самых необходимых товаров нужно больше денег), а теперь вдруг стал снижаться. Разве в отдельно взятой Челябинской области подскочили доходы населения?

          Вовсе нет. По данным Челстата, в регионе продолжается падение уровня жизни. По итогам трех кварталов 2019 года реальные денежные доходы жителей региона снизились на 0,4% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, а реальные располагаемые (доходы за вычетом обязательных платежей, скорректированные на индекс потребительских цен) упали на 1,5%. Они падают в регионе непрерывно с 2014 года.

         Поэтому остается лишь догадываться, почему на таком фоне у нас снижается, а не растет прожиточный минимум (он устанавливается постановлением губернатора). Нам, конечно, скажут, что капуста подешевела. Но едва ли в этом дело.
         Заметим, что прожиточный минимум в субъектах РФ используется, прежде всего, для оценки уровня жизни населения региона при разработке местных социальных программ, а также оказания социальной помощи малоимущим гражданам, при формировании региональных бюджетов.

        Сейчас у нас как раз идет обсуждение и принятие бюджета на 2020 год (он уже одобрен депутатами Заксобрания в первом чтении). Снижение прожиточного минимума даже на небольшую сумму позволяет удешевить многие социальные программы и «сэкономить» большие деньги. Только вот сэкономить на ком и кому? Чиновники сделают красивый и «сбалансированный» бюджет за счет наименее защищенных и обеспеченных слоев населения.

         Никогда такого не было и вот опять.

Без мечтаний

           Принятый сегодня в первом чтении бюджет Челябинской области на 2020 год можно назвать своего рода декларацией возвращения к рациональности (или к реальности), что можно только приветствовать в условиях кризиса – такова интегрированная оценка экспертов, присутствовавших на публичных слушаниях по этому документу.

           Глава Минэкономразвития И.Куцевляк честно признал в своем выступлении, что рост производства в регионе по этому году составит лишь 0,5%, а на следующий год прогнозируется 0,9%. Слава Богу, мы не слышим больше о мифических 5% или даже 9% роста (как было в «гаттаровских» «стратегиях»), а также о разного рода «мегапроектах» и «мечтах». И еще – бюджет на следующий год принят с дефицитом в 22 млрд, примерно половина которого – «наследие» подготовки к саммиту ШОС (и будет из оставшихся средств, выделенных на это дело, покрываться), будут также заимствования – что нормально для прагматичной финансовой политики.
         «Кажется, мы возвращаемся к реализму в оценках возможностей и источников развития области, и это само по себе может стать хорошей основой разумной политики и более ясных перспектив для экономики и бизнеса» - сказал участник слушаний экономист С.Гордеев, заметив, впрочем, что перспектив роста пока не просматривается.  

          Ясно одно – времена бюджетного «изобилия» позади, вместе со сверхдоходами на рынках металлов. Печали по этому поводу, на самом деле, не очень много, так как это «изобилие» было профукано и растащено прежними властями области и ничего не дало ее населению. В кризисных ситуациях честность в оценках и отношениях становится более важным ресурсом, чем деньги, так как только она рождает доверие, а в современной экономике (и политике тоже) это главное.   

Бедность и демагогия

          Продолжая тему социально-экономического кризиса в Челябинской области (от которой власти всячески уводят сейчас общественность, предлагая обсуждать никчемные «выборы» главы Челябинска или еще более бессмысленную «реформу» местной «Единой России»), следует сказать, что лучше всего проблемы экономической политики областного правительства характеризуются уровнем среднедушевых денежных доходов населения области, который нужно сравнивать с среднероссийским, а также с нашими ближайшими соседями.

      В таблице 1 представлен среднегодовой (по данным Росстата) уровень денежных доходов населения Челябинской и Свердловской областей, а также по РФ в целом (в рублях).



2009 г.

2012

2015

2017

2018

2019

ЧО

15 215

19 816

24 578

23 397

23 868

РФ

16 895

23221

30467

31367

32 609

СвО

19 722

27852

34805

35289

36 284



       В таблице 2 представлен среднегодовой индекс денежных доходов населения Челябинской области к  Свердловской области и РФ.



2009

2012

2015

2017

2018

2019

ЧО

1

1

1

1

1

РФ

1,11

1,17

1,24

1,34

1,37

СвО

1,30

1,41

1,42

1,51

1,52


          - Отставание Челябинской области нарастает, и это - ключевой фактор бегства населения из региона – комментирует эти данные эксперт Я.Гуревич. –  Итоги первого полугодия 2019 года подтверждают негативную социальную динамику, а фантазии чиновников насчет инновационного развития, инвестиций, миграционного притока и т.п., так фантазиями и остаются. По крайней мере, никаких реальных действий для изменения такой динамики правительством области не предпринимается.

        Можно с уверенностью говорить, что в Челябинской области на сегодня очевидны две главные социальные проблемы: растущая бедность (на фоне экономической стагнации) и экологический кризис. Именно они, в первую очередь, провоцируют отток населения и бегство капиталов. И ни по одной из них правительство А.Текслера так и не представило общественности внятной программы действий (не могут же считаться таковыми болтовня про мифические будущие инвестиции и такой же мифический «челябинский экологический стандарт»). Это быстро усугубляет третью ключевую проблему, ставшую для региона хронической: потрясающую неэффективность власти.


        Кажется, скорее население области полностью переберется в другие регионы, чем здесь появится ответственное и грамотное руководство. У людей крепнет уверенность в том, что эти тренды связаны между собой: Южный Урал начинает казаться достойным того, кто и как им руководит.

Чаще смотреть в зеркало

                Агентство «Доступ» опубликовало мое довольно большое интервью по нашей политической повестке и ситуации с властью и обществом. Давалось оно не вчера, поэтому отдельные темы могут показаться не такими уж актуальными (хотя как может утратить актуальность вечное?), но в целом получилось, кажется, вполне доступно, а местами даже и весело) 

Архаика управления против динамики развития

           Экономист Сергей Гордеев опубликовал в своем блоге аналитический обзор «Иероглифы региональной непредсказуемости», в котором подчеркивает: в условиях регионального социально-экономического кризиса одним из немногих ресурсов роста становится формирование новых управленческих практик и подходов к развитию территорий области, учитывающих их специфику. Но пока внимания к этой проблеме явно недостаточно: в структуре правительства региона даже нет ведомства, занимающегося территориальным развитием.

          «Каких - либо кардинальных перемен ни в текущей ситуации, ни в экономической политике властей Челябинской области в 2019 году не произошло – пишет Гордеев. - Локальный кризис, проявляющийся в длительном спаде ключевых показателей региона, нашел свое отражение в прогнозе Минэкономики РФ, где Челябинская область оказалась среди аутсайдеров с прогнозом по росту ВРП в 1,6%.

          При сохраняющейся невыразительной динамике экономики, традиционных источников высокого роста не просматривается. Увеличение поступлений по различным федеральным программам больше отражает не улучшение результатов работы экономического блока областного правительства, а «аппаратный вес» и прежние министерские заслуги губернатора А.Текслера. Эти деньги отчасти компенсируют прежние провалы в работе с федеральными программами, но их недостаточно для того, чтобы перекрыть масштабы многолетнего оттока капитала из региона, вышедшего на годовой уровень в 200 млрд. руб. Очевидно, что Челябинская область, развиваясь и управляясь «по старинке», все больше увязает в нагромождении социально-экономических проблем – это можно назвать негативным «эффектом колеи».

         При отсутствии прежних (в основном – внешних) источников роста, следует сосредоточить внимание на внутренних факторах. Для региона они связаны с оптимизацией пространственного развития, раскрытием социально-экономического потенциала и конкурентных преимуществ территорий.

          Эти факторы достаточно сложны для реализации, так как социально-экономические процессы протекают в рамках неоднородной и устаревшей административно-территориального структуры.
          Обеспечивая управляемость, административно-территориальное деление накладывает определенные ограничения на ход социально-экономических процессов. Его структура может препятствовать развитию одних  социально-экономических процессов и способствовать развитию других. Здесь возникает вопрос о конфигурации территорий и адаптации систем управления.
    
            В качестве примеров ученый рассматривает запутанную территориально-управленческую структуру Коркинского, Еманжелинского, Еткульского и Сосновского районов, Верхнего Уфалея, а также некоторых территорий Челябинска и челябинской агломерации, которая негативно отражается на характере и перспективах экономического развития этих и других территорий.


         Сергей Гордеев отмечает, что «вся система социальных взаимосвязей деформируется архаичной сеткой административно-территориального деления. При управлении развитием, вместо классической упорядоченной административной-территориальной структуры «регион-муниципалитет-поселение», мы получаем «лоскутное одеяло» со специфическими внутренними противоречиями и рисками».

         «Обычная реакция на проблемы и конфликты в территориях усилением администрирования сверху, без устранения предпосылок, будет только «загонять их внутрь». Так эти проблемы можно только немного «отодвинуть» в будущее, с риском столкнуться с ними в формате «черных лебедей». Административная «лакировка» межведомственных территориальных проблем сама по себе является проблемой» - подчеркивает экономист.

          В отсутствии органа территориального развития и выхода большинства проблем за ведомственные границы, эти проблемы неизбежно переадресуются на губернаторский уровень. Далее, в рамках оперативных поручений главы области, вопросы рассматриваются опять же в рамках существующих полномочий и функционала разных министерств. Итог обычно близок к результатам совместной деятельности рабочей группы «лебедь-рак-щука».

          Гордеев отмечает, что система управления территориями области формировалась более двадцати лет назад, во многом под персоналии движения «За возрождение Урала». С тех пор она претерпевала преимущественно косметические преобразования, результатом которых стали хаос и провалы в важнейших сферах (наиболее заметные в экономическом блоке), а также закрепившая практика наследования спорных результатов и традиций управления.

         Главный вывод ученого заключается в том, что пространственный потенциал социально - экономического развития весьма специфичной и неоднородной Челябинской области сейчас остается одним из немногих реальных ресурсов роста. На территориях вне регионального центра проживает две трети населения области, но архаичность структуры административно-территориального деления препятствует эффективности развития и способствует возникновению существенных проблем, постепенно переходящих в общественно - политическую плоскость.

         «Стандартные управленческие стереотипы пока доминируют в социально-экономической политике, а рассмотрение сложных вопросов формирования региональных «точек роста» явно проигрывает сводками мероприятий и отчетности, имитирующим успехи и «консервирующими» реальные проблемы. Следует понимать, что время необходимых преобразований быстро уходит» - замечает в заключение Сергей Гордеев.

Богатая область, бедные люди

           Разного рода рейтинги плохи всем (всегда все слишком упрощают), кроме одного: они позволяют выпукло показать и ясно увидеть суть вопроса или большой проблемы. Тут как раз подоспело несколько таких от РИА «Рейтинг», их стоит сопоставить.

          В рейтинге регионов РФ по приверженности населения здоровому образу жизни Челябинская область находится на 67 месте в России (причем, стабильно). Одновременно Челябинск – на 4-м месте в РФ по готовности молодежи покинуть свой город в поисках достойной жизни.

          В рейтинге регионов по динамике заработной платы область занимает 64-е место в стране.

         А вот в рейтинге социально-экономического положения регионов Южный Урал – на вполне достойном 15-м месте в РФ (по итогам  2018 г.)

        Откуда такая пропасть между экономическим потенциалом и реальной жизнью людей, их настроениями и планами? Почему жители экономически развитой области мало получают и плохо следят за своим здоровьем, зато много пьют, курят и мечтают убраться отсюда куда подальше?

          Ответ очевиден: регион с очень серьезным экономическим потенциалом хронически не реализует его в интересах собственного населения.

          Мы с коллегами писали об этом новому губернатору еще в мае (скоро выйдет большая научная работа на эту тему), на цифрах и графиках показывая, как и почему высокий финансовый результат челябинских компаний (и доходы бюджета, соответственно) оборачивается у нас не ростом инвестиций, товарооборота и доходов населения, а масштабным оттоком (бегством) капитала и снижением качества жизни людей (и тоже их бегством, в итоге).

          Пока мы, вместо реальной инфраструктуры для новых проектов и развития городов, будем плодить липовые (и дорогостоящие) офисные «территории бизнеса» и «бумажные» ТОСЭР, в которых нет ни больниц, ни дорог, ничего не изменится. Никакой налоговой вычет не заменит предпринимателям и их сотрудникам элементарных условий для жизни и работы.

          Это вопрос уже не экономический, а политический. Именно это должно стать осью настоящего «разворота» политики областных властей - а не унылые мантры очередного губернатора о повышении объемов инвестиций в директивном порядке.

           Так не бывает. Регион, из которого бегут собственные деньги (и свои же люди) никогда не сможет привлечь чужие: дураков больше нет. Вроде бы нетрудно понять, а все не получается.

Стройка встала

          Свежие данные Росстата: объем выполненных работ в строительном комплексе Челябинской области за январь-август упал без малого на 25% (75,8% к аналогичному периоду прошлого года).

          Это прямо связано с продолжающимся ухудшением инвестиционного климата в регионе (объем инвестиций в область за семь месяцев года упал на 4% к соответствующему периоду 2018 года) и снижением уровня благосостояния населения (реальные доходы жителей области падают пятый год подряд, за второй квартал 2019 г. они составили 99,2%, оборот розничной торговли за январь-июль – также 99,2%).

          Есть растущие отрасли? Конечно. Помимо металла и водки это добыча полезных ископаемых (107,4% за январь-июль). Объявленная властями региона диверсификация экономики, с ориентиром на инвестиции, инновации и рост качества жизни населения, полным ходом движется в противоположном направлении. 

Разворот не состоялся

           Опубликованные Росстатом данные свидетельствуют о том, что в последние полгода продолжили снижаться показатели, характеризующие качество жизни населения Челябинской области и перспективы ее развития.

           Так, динамика реальных денежных доходов населения региона составила 99, 2% в сравнении со вторым кварталом прошлого года, оборот розничной торговли – 99,2% (к январю-июлю 2018 г.), объем инвестиций – 95,7% (за полугодие), а объем работ в строительстве упал на 22,5% (77,5%).

В ожидании "нового курса"

          Челябинский кризис: причины и пути преодоления

          Вчерашнее выступление А.Текслера на заседании регионального СПП внушает оптимизм – новый глава региона достаточно адекватно (с поправками на избирательную кампанию) оценивает состояние области и основные социально-экономические риски. Однако главное - политические оценки и предложения бизнесу и населению, видимо, отложено на 30 мая, когда Текслер будет выступать с посланием перед Заксобранием области.

          Если оставить в стороне дежурные фразы о том, что экономика у нас «крепкая», а промышленность «устойчивая», то нельзя не согласиться с оценкой Текслером главной проблемы региона: растущие доходы бизнеса и бюджета не приводят к росту инвестиций в реальную экономику и повышению реальных доходов населения области.
            Дело обстоит ровно наоборот: капиталы бегут из Челябинской области, а население беднеет. И виноват в этом не бизнес (во всяком случае, не только он), а, в гораздо большей степени - региональная власть.


           Могу говорить об этом достаточно определенно, так как именно этому, ключевому дисбалансу экономики и социума региона посвящен аналитический доклад об управленческом и социально-экономическом кризисе в Челябинской области (авторы - С.Гордеев, С.Зырянов и я), который был передан в администрацию области десять дней назад.

           Правда, мы оценивали проблему более категорично (эксперты могут себе позволить обходиться без ритуальных реверансов), указывая на углубляющийся разрыв между суммарным объемом финансовых ресурсов, отражаемых на счетах предприятий (организаций) и объемом денежной массы, поступающей в оборот реальной экономики области - бегство капитала из экономики региона.

           Оценочно, ежегодный суммарный масштаб потерь регионом денежной массы выходит на уровень 200 млрд. руб., а суммарно за последние 4 года - на уровень 900 млрд. рублей.

           Главная социально – экономическая проблема Челябинской области, таким образом, заключается в том, что рост денежных ресурсов (фактически - сверхдоходов, образующихся в условиях выгодной внешнеэкономической конъюнктуры и изменения валютных курсов), отмечаемый в последние годы у ряда предприятий и организаций Челябинской области и отразившийся в соответствующем росте поступлений в областной бюджет, не привел к экономическому росту и увеличению реальных доходов населения.

              Напротив, доходы жителей области, объемы инвестирования и индексы производства продолжали падать (если разрыв в размерах средней заработной платы в регионе и в России в 2010 году составлял 1960 рублей, то в 2018 году он достиг 11813 рублей).


           Причины столь серьезного дисбаланса коренятся, на наш взгляд, прежде всего, в управленческом кризисе, порождающем противоречия и недостатки социально-экономической политики правительства региона, которое во многом игнорировало федеральные тренды и инициативы, а также реальные возможности развития, но декларировало в не адекватных проблемам региона «бумажных стратегиях» фантомные цели крайне затратных и весьма сомнительных «мегапроектов» (ТЛК «Южноуральский», ВСМ Челябинск-Екатеринбург, избыточные объекты для саммита ШОС и т.д.).

           При непрозрачности условий ведения бизнеса в регионе  поощрялась монополизация отдельными административно-финансовыми группами жизненно важных для экономики и населения сфер (дорожное строительство и ремонт, обращение с ТКО, жилищное и инфраструктурное строительство, благоустройство и др.), что не могло не привести к «бегству» инвесторов и капиталов, снижению качества жизни и росту протестных настроений, оттоку населения ( с 2010 г. по 2018 г. минус 38236 человек).

            Говоря иначе, конъюнктурный рост доходов (и даже сверхдоходов) отдельных региональных бизнес-групп способствовал в последние годы  не развитию реальной экономики и повышению доходов населения, а ухудшению бизнес - климата и выводу капиталов с территории области. А прирост доходов регионального бюджета привел во многом к их перераспределению в интересах аффилированного с властными структурами бизнеса и, далее, также к выводу из региона.

            За последний год наблюдается некоторое увеличение инвестиций в экономику области и компенсационное оживление торговли, однако это связано, прежде всего, с общероссийскими трендами, а также с  реализацией крупных инвестиционных проектов двух компаний национального масштаба (менее других зависящих от ситуации в регионе) – РМК и ММК. Это, однако, не решает принципиальные проблемы области и востребует серьезные корректировки социально-экономической политики.

            Они должны лежать, как мы отметили в своем докладе, прежде всего, в плоскости решительной борьбы с монополизмом и клановостью во всех сферах экономической и общественной жизни, повышения их прозрачности и конкурентности.

            Также необходим кардинальный пересмотр подходов к формированию целей и задач развития региона. Некорректные, несбалансированные и не вызывающие доверия «бумажные» проекты и пиар - стратегии на длительные сроки, лежащие вне рамок политической ответственности действующей администрации, мог бы сменить реальный пятилетний план реализации национальных проектов на территории региона: программа, подготовленная в сотрудничестве областных экономических и научных структур, экспертного сообщества.
               При подготовке и осуществлении такого плана необходим переход от слов к делу в сфере реализации проектов ГЧП для «разворота» финансовых ресурсов бизнеса в интересах региона.    


           Вчерашнее выступление А.Текслера перед СПП показало, что врио губернатора видит эти проблемы, риски и перспективы. Однако требуются более определенные политические оценки, демонстрирующие решительный отказ от разрушительной, откровенно коррупционной парадигмы региональной власти последнего десятилетия, которая сделала бизнес в Челябинской области непривлекательным, а население – бедным.

           Возможно, мы услышим о «новом курсе» для Челябинской области из выступления А.Текслера перед ЗСО 30 мая. Такой курс вполне возможен – ведь у Челябинской области есть все необходимое для того, чтобы ее очевидный потенциал и имеющиеся ресурсы начали служить главной цели – реальному развитию региона и росту качества жизни живущих здесь людей.

          Собственно, для этого президент и сменил здесь губернатора два с половиной месяца назад. 

   

Мегапроекты отменяются

        Правительство РФ фактически отменило строительство ВСМ Москва – Казань. Будет построен только участок до Владимира, а «там видно будет»: посмотрят на экономические результаты проекта, сообщили «Ведомости».

        Это означает также и то, что любые разговоры о проекте ВСМ Челябинск-Екатеринбург окончательно теряют смысл, а его финансирование из бюджетов становится прямой растратой в особо крупных размерах (именно поэтому "потрошить" на это дело решено теперь частные компании). Этой дороги не будет никогда, ведь она замышлялась как продолжение проекта Москва - Казань.

        При этом казанский проект «заморожен» именно из-за тех пороков, о которых мы не раз писали здесь применительно к челябинскоой ВСМ: он принципиально не окупаем из-за отсутствия реального пассажиропотока, то есть – настоящей востребованности со стороны экономики и населения, и мог быть только новым гигантским разворовыванием бюджетных средств – именно поэтому прожект был так мил душам чиновников.

         Но времена меняются, денег, как известно, нет, а все что было можно относительно безболезненно украсть, уже украли. Так что «мегапроекты» отменяются, сочувствуем губернатору Дубровскому.