Category: технологии

Category was added automatically. Read all entries about "технологии".

Территория зомби

             Многим кажется, что то, что происходит (произошло) с нашими селами и малыми городами – неинтересно и неважно. Нет, это очень важно. Потому что это – свидетельство уже совершенных преступлений власти и то, во что завтра (ладно - может, послезавтра, если повезет) превратятся большие города, в которых мы сейчас живем. Все эти голливудские постапокалипсисы покажутся нам милыми фэнтэзи, потому что вот это вымирание обреченных резерваций – уже наша реальность, а не их высокотехнологичный миф. Эта территория зомби уже распространяется на наши города, она никем не выдумана. Вы видите вокруг себя грязные пятна этой деградации, которая уже победила в 20 км от вашего дома, поглотив там все живое и достойное. Послушайте иногда тех, кто предупреждает вас о реальных угрозах, а не рассказывает пошлые сказки.

Родословие демиургов

              Немного из другой, правильной жизни (то есть не про мэров и губернаторов): в журнале Института философии и права УрО РАН «Антиномии» (Екатеринбург) вышла, наконец, моя новая статья  «ИСКУШЕНИЕ ДЕМИУРГА. ГНОСТИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ И ПАРАДИГМА ИСКУССТВЕННОГО ИНТЕЛЛЕКТА» (последние номера научных журналов за минувший год, как правило, прилично запаздывают). Это развитие большой темы, начатой в работах 2018 года «Искусственный интеллект как дискурс самопознания и самоорганизации цифрового социума» и "ЧИСЛО И ЦИФРА: пифагорейская традиция и метафизика цифровой реальности" .

             Конечно, текст «сильно на любителя», но возился я с этим материалом очень долго и серьезно (в статье примерно 25% работы); это про то, что по-настоящему интересно, актуально и значимо (в гораздо более широком смысле, нежели собственно технологии AI), как мне представляется.  Копать тут еще и копать - что не может не радовать. 

Мишустин как символ и шанс

            Внесу свои пять копеек в обсуждение нового главы правительства РФ Михаила Мишустина – потому что это как раз то назначение, которое, во-первых, реально влияет на ситуацию в регионе. А во-вторых, представляется, что этот человек гораздо больше, чем очередной «технический» премьер.

           Довелось переговорить в эти дни с некоторыми людьми из Челябинска, знающими Мишустина еще по его работе замом у А.Починка, когда тот возглавлял федеральную налоговую службу (Починка отлично знали многие серьезные люди из областного бизнеса и часто его посещали в Москве). Понятно, что на фоне такого неординарного человека, как Починок, Мишустин тогда ничем особо не выделялся, но все отмечают его прагматизм, абсолютную актуальность мышления, понимание тем, важных для бизнеса («говорили на одном языке»).

            Ну и его главная «фишка» - успехи на ниве цифровизации налоговой службы - тоже родом из 90-х, когда «системотехник» Мишустин, по словам одного из моих собеседников, «компьютерами с Федоровым торговал» (Б.Федоров, возглавлявший налоговую службу РФ до Починка, как раз и привел туда Мишустина, своего хорошего знакомого по «Международному компьютерному клубу» - это организация была, разумеется, некоммерческой, но кушать всем и всегда надо).

            Отмечу эту важную деталь – представители серьезного бизнеса из Челябинской области (не только отсюда, конечно) имеют свои каналы выхода на нового премьера и предоставления ему той или иной важной информации. Причем, эти каналы никак не связаны с нынешним губернатором области, который принадлежит к другому поколению управленцев, имеет совершенно иное прошлое и, скорее всего, таких возможностей лишен.

            Не могу ничего сказать о личных отношениях Текслера и Мишустина (если таковые вообще есть), но знаю, что буквально за пару недель до назначения Мишустина премьером закончилась большая федеральная проверка областной налоговой службы, результатом которой стали требования Москвы серьезных доначислений налогов по ряду крупных компаний региона: это может иметь серьезные последствия для бюджета области, так как повлечет пересмотр сумм, уже уплаченных в разные бюджеты, новые возвраты и проч. (список этих компаний мы постараемся уточнить и предоставить публике).

           Не готов говорить пока о том, носят ли эти претензии политический или персональный характер (или оттенок), но это уже не первый признак того, что в Москве недовольны тем, как челябинский губернатор исполняет свои обязательства (перед федеральными группами, разумеется).

           Что касается собственно перспектив М.Мишустина, мне кажется, это именно тот тип управленца (и, в перспективе – политика), который особо привечаем В.Путиным. Относительная молодость (для политика), образованность, прагматизм, отличное понимание современных реалий (с которыми он вырос как личность – что особенно важно), знание английского языка и вхожесть в международные круги – при лояльности и аполитичности (в прежнем понимании), а также явной причастности к «силовым» кругам - это то, что  делает таких людей особо ценными и перспективными в глазах президента.

           «Цифровой» бэкграунд Мишустина играет здесь особую роль: мне как-то доводилось писать в «Ведомостях» об этом, казалось бы, противоречивом пристрастии В.Путина к «цифровизации» - ведь он человек точно не из поколения любителей гаджетов. По моему предположению, президент глубоко разочарован тем человеческим материалом, с которым имеет дело ежедневно и подспудно видит в таких вещах как дигитализация и искусственный интеллект, в том числе возможность максимально очистить сферу управления от некомпетенности, неэффективности, субъективности и коррупции (то есть решительно модернизировать управление в РФ, не меняя при этом ничего существенного в институциональной среде): роботы не имеют политических пристрастий, работают много и честно, без выходных и загулов с эскортами, они не берут взяток и не сбегают в Лондон. То, что такая ставка на результаты и институции глобальной IT-революции амбивалентно сочетаются у президента с ориентацией на «суверенные» традиционные ценности, лишь добавляет этому психологическому комплексу жизненной правды.

             Здесь есть очень большое поле для дискуссий. Условные роботы – сложные цифровые интеллектуальные системы, рождаются и развиваются лишь в определенной институциональной среде (и это - не среда РФ), они неизбежно и необратимо меняют чуждую среду, либо не работают в ней адекватно. Однако Михаил Мишустин, превративший государственную налоговую службу в локальную цифровую экосистему – живой символ того, что такой сценарий  социальной инженерии возможен.

              Это в любом случае очень интересный, многообещающий сюжет и мы будем внимательно наблюдать за его развитием.

Не звоните Текслеру

            Как и подавляющее большинство нормальных жителей области, я не смотрел сегодня днем «прямую линию» с губернатором Текслером и не звонил на нее. А вот один мой коллега со своими друзьями – звонили (они нормальные, но очень дотошные) по специально объявленному телефону 701-501-7. Вот короткая записка, которую прислал мне коллега о своих впечатлениях, почти дословно:

            «Мы звонили с 10 телефонов. Ответ был один: ТЕЛЕФОН НЕДОСТУПЕН ИЛИ ОТКЛЮЧЕН.
       Позвонили в приемную губернатора. Там нас переадресовали в пресс-службу. Пресс-служба - на интернет-сайт ГТРК. С сайта - в приемную ГТРК. Там факс. Пресс-служба: «ничем помочь не можем». Приемная губернатора – «все уехали в ГТРК, помочь не можем».

        В итоге отправили телеграмму Текслеру: БЛАГОДАРИМ ЗА ПРЯМУЮ ЛИНИЮ С ОТКЛЮЧЕННЫМ ТЕЛЕФОНОМ.
         А в Озерске коллеги решили, что включены глушилки».

             Такой вот "дневной Текслер" получился.     
   
              Верю, что так оно и было. Помните предвыборные баннеры «Позвоните Текслеру», которыми летом была увешана вся область? Там примерно тот же результат был (иногда робот включался), сам проверял.


             Это у них называется «пообщаться с людьми напрямую». Обратная связь автопилота с автоответчиком. Не судите строго: просто те, кто это шоу придумал, никак не ждал, что местные люди настолько суровы и бесхитростны, что и вправду станут звонить. Оно же исключительно для телекартинки и инстаграма – для Москвы, в общем. Отсюда и незначительные накладки.

         Если же по существу, то Алексею Текслеру рановато примерять на себя президентские форматы – он и губернатором-то еще толком не стал.

            Хорошая новость в том, что ни я, ни мой коллега, ни миллионы других нормальных жителей области, не смотревших эту «прямую линию» и не звонивших на нее, ровным счетом ничего не потеряли.

           Мы будем смотреть не в телевизор, а на реальные поступки, решения, дела и результаты. Только это имеет значение – чтобы там ни наговорил губернатор своему теленароду.

             И не звоните ему почем зря - там все равно робот, это же технократы.

Есть и хорошее

           Теперь можно выдохнуть и вспомнить о том, что, помимо глупых губернаторов, есть в жизни темы и занятия действительно достойные. В научном журнале РАНХиГС «Социум и власть» вышла моя статья «Искусственный интеллект как дискурс самопознания и самоорганизации цифрового социума».

             Пересказывать ее довольно сложно, так что лучше просто полистать, кому интересно. Большое достоинство этой работы – там ни разу не упоминается Дубровский. Зато есть Фуко, Лейбниц, Бостром, Мамардашвили, Софокл и другие приличные люди. Общение с такими – как бесплатное молоко при вредной работе: полезно во всяком случае.

Актуальность паноптикона

       «Ведомости» опубликовали мою статью «Есть ли смысл в тотальном контроле над потемкинской деревней» (в оригинале она называлась «Цифровой паноптикон: новая русская утопия»); этот текст имеет отношение к моим работам по социальной философии постиндустриального общества, однако сегодняшний разворот темы цифровых технологий сделал актуальным публицистический ракурс и вполне определенные историко-философские аллюзии.
            К тому же меня всегда удивляло, почему Фуко в своих интерпретациях паноптикона вовсе не упоминает князя Потемкина – ведь именно он впервые воплотил эту конструкцию, а «потемкинские деревни» Бентам придумал тогда же (реализуя свою «теорию фикций») для политических надобностей «светлейшего». В общем, исправил, по мере возможности, историческую несправедливость. 

Олигархи довольны

         Губернатор Дубровский ввел налоговую «льготу для олигархов» – они тут же откликнулись: блиц-визит владельца «Мечела» Зюзина в Челябинск следует рассматривать как подтверждение наших оценок.

         Интерес «металлургического барона» безусловно связан с решением областных властей ликвидировать с 2018 года налоговую льготу на движимое имущество для всех предприятий региона, за исключением тех, которые «реализуют природоохранные программы» - то есть главных загрязнителей атмосферы Челябинска и других городов области. Пример «Мечела» в этом смысле показателен, не случайно именно его владелец, больше других «олигархов» нуждающийся сейчас в деньгах, первым откликнулся на инициативу Дубровского.

         Игорь Зюзин прав, когда говорит, что его компания активно инвестирует в «реализацию экологических мероприятий» - не потому, конечно, что так озабочена экологией города, а потому, что новые технологии (как правило – западные), приносящие большие прибыли, по определению более экологичны: это жестко связанные сегодня вещи. Например, основной загрязнитель атмосферы Челябинска, «Мечел-Кокс», завершил в ноябре, в рамках четырехстороннего соглашения с Минприроды РФ, Росприроднадзором и правительством региона, техническое перевооружение бензольного отделения с закрытием цикла воды конечного охлаждения коксового газа в цехе улавливания: данная технология относится к наилучшим доступным. Это позволило ликвидировать один из источников выбросов бензола, фенола, нафталина и сероводорода.

         Напомним, что это технологическое улучшение реализовано в текущем году, до введения собственно «экологической» льготы, аналогичные программы перевооружения осуществляли и другие крупные компании. Теперь Зюзину нужно было договориться о том, чтобы налог на такого рода технологии не платился его компанией и в будущем. Если бы Дубровский не ввел «льготу для олигархов», «Мечелу» пришлось бы заплатить этот налог в областной бюджет по полной программе, ведь предприятие зарабатывает на таких усовершенствованиях и улучшает свой международный имидж, что позволяет привлекать дополнительные деньги с финансовых рынков.
        Нет сомнений, что вслед за Зюзиным в очередь за право не платить налоги в бюджет области встанут и другие друзья Дубровского – владельцы ММК, ЧЭМК, ЧТПЗ и проч. Нет сомнений, что большая часть их инвестиций будет так или иначе записана в перечень «природоохранных программ».

        Но внесет ли льгота что-то дополнительно в улучшение челябинской экологии? Нет, просто металлургические гиганты увеличат свои прибыли, а их хозяева - дивиденды, сэкономив на налоге огромные деньги. Заплатят за них другие челябинские предприятия – как раз те, которые вовсе не загрязняют местную атмосферу и потому не реализуют «природоохранных программ». Именно их развитие губернатор Дубровский обменял на льготу для друзей – «олигархов».   

Еще о новых горизонтах

       Виктор Рашников продал часть своих акций ММК и может заработать на этом порядка 223 млн. долларов. Компания заявляет, что это будет способствовать росту капитализации и ликвидности, однако у происходящего просматривается также другое содержание и последствия – не только чисто финансовые.

       Процесс «выхода в кэш» основного владельца ММК мы отслеживаем здесь с февраля 2017 года, когда руководством компании было принято решение направить на выплату дивидендов 60% значительно снизившегося в 2016 г. потока свободных денег ОАО (в результате Рашников получил почти 209 млн. долларов). Также в 2016 г. была продана австралийская «дочка» ММК Fortescue. Тогда мы предположили, что речь может идти о подготовке передачи контроля над компанией структурам, близким к «Северстали» или «Ростеху» с серьезными последствиями для политической конструкции в регионе.

       В июне у нас появилась информация о возможной уже в декабре 2017 года (или в начале 2018-го) замене гендиректора ММК на нынешнего заместителя гендиректора УВЗ (контролируется «Ростехом») Ю.Бодяева. Сегодняшняя информация о продаже Рашниковым 3% акций ММК вписывается в эту тенденцию, а влияние этой продажи на рост капитализации компании и возможное включение акций ММК в базу расчёта индекса MSCI ее также подкрепляют (предпродажное повышение стоимости акций компании всегда выгодно ее владельцам).

            Если наши оценки верны, перспективы С.Носова как возможного сменщика губернатора Б.Дубровского получают дополнительные основания: он давно относится к чрезвычайно близким «Ростеху» людям и тесно связан со свердловскими элитами, а его уход много лет назад с ММК связывали с серьезным разногласиями (скажем так) с В.Рашниковым относительно контроля над комбинатом. Если события будут развиваться именно в этой логике, можно будет говорить о самом значительном с середины 90-х годов  обновлении челябинских элит и всей структуры власти в регионе.

   

Идеи для региона. Дубровскому на заметку

          Предлагается формула инвестиционной привлекательности региона: V=3М+М5. Ее суть – проблемы, преобразованные в достоинства – совсем как у людей.

          Тема стратегий развития Челябинской области слишком обширна для одной статьи, однако рискну предложить здесь такую образную формулу победы: 3М + М5.

            В ней каждая из трех «М» сама по себе обозначает реальный федеральный бренд («Маяк», Магнитка, «Макфа») и одновременно символизирует наиболее перспективные направления инвестиций в регион: высокие наукоемкие технологии, высокие технологии сырьевого сектора и высокие технологии агропрома). А М5 служит символом потребностей развития инфраструктуры (как данной конкретной трассы, так и трассы Челябинск-Екатеринбург и в перспективе – скоростной железнодорожной магистрали Челябинск-Магнитогорск и Челябинск-Екатеринбург).


1.
            Скажут: «Маяк» и ММК и так развиваются, принося миллиарды в бюджет области, велика стратегия! И будут неправы. Хотя бы потому, что неизвестно, где были бы сейчас миллиарды Магнитки, если бы в свое время губернатор Сумин и министр Христенко не выказали бы (каждый по своим мотивам) стратегический интерес к этому ключевому предприятию, подкрепив его весьма конкретными делами и решениями (то есть, произведя политические инвестиции).

            Если бы ММК оказался в свое время под контролем группы Махмудова-Шарипова, то для самого предприятия, возможно, ничего критичного и не произошло бы, но налоги оно бы точно платило в другом месте и развивалось бы тоже совсем по-иному. И сегодня от стратегического союза область-Магнитка, а еще в большей степени – от осмысленных и внятных акцентов на развитии Магнитогорска, укорененных в стратегию региона, зависит чрезвычайно много. Комбинат и Магнитогорск нуждаются в новом, «неметаллургическом», но связанном с ним импульсе, который принесет новые инвестиции.

             ПО «Маяк» тоже, при всей масштабности росатомовских возможностей, не может обойтись без стратегического союза с областью. Вопрос стоит шире. На базе «Маяка» и примерно дюжины других озерских предприятий, исторически входивших в его «контур» и сохранивших по-настоящему высокие технологии, можно и нужно формировать особую зону – южноуральский аналог Сколково, придавая этому «якорному» проекту федеральное звучание.

             Географически выгодное положение (близость к Екатеринбургу с одной стороны, к Снежинску и Миассу с его Ракетным центром, а также рекреационной зоне вокруг тамошних озер – с другой) придаст этому проекту взрывной старт. То же верно в отношении Магнитки в контексте Башкирии и Абзаково. Пора понять – административные границы областей в ХХI веке ничего не значат. Настоящее развитие идет поверх их контуров, и роль властей – не противодействовать новой интеграции, а возглавить ее.

            Причем связь двух стратегических точек роста области – Озерска и Магнитки может выглядеть намного прагматичнее, чем кажется. К примеру, на ПО «Маяк» очень развиты технологии газоочистки, в то время как южноуральские металлурги закупают их втридорога за рубежом. А новейший проект строительства в Озерске многоцелевого реактора и современной АЭС – прорыв в области экологически чистой энергетики в регионе.


2.
             Связующим звеном всех трех направлений должна стать именно важнейшая для региона экологическая тема. Причем именно как инвестиционная и имиджевая.

            В самом деле, это именно тот случай, когда наши достоинства просто обязаны стать продолжением недостатков – тем более, что последние все равно никуда не спрячешь. Негодный имидж, как мне уже доводилось писать, невозможно затереть пиаром, его можно лишь ЗАМЕСТИТЬ противоположным по знаку содержанием.

          Можно повеселиться над предложением Минэкономразвития сделать акцент в перспективном развитии Магнитогорска на туризме (это в такой экологически грязной точке планеты!), но вот сделать Магнитку федеральным центром разработки для мирового рынка передовых экотехнологий – вполне реально!
           За примерами ходить далеко не придется: тот же Озерск уже стал признанным центром исследований и разработок в сфере ядерной экологии и мониторинга окружающей среды. А сейчас, в соответствии с защищаемым в Минрегионе инвестпланом для моногородов, озерские власти планируют реализацию весьма амбициозного проекта в сфере здравоохранения и передовых медицинских технологий.

            И Озерск, где толчок к подобным исследованиям дала авария 1957 года, и Магнитка, где уникально напряженная экологическая ситуация стала наследием индустриального прорыва первых пятилеток, и Карабаш – это наш «эксклюзив». Да, сегодня воспринимаемый миром со знаком минус. Но мы ведь так мало еще сделали для того, чтобы было иначе, изобретая мифические «бренды» и по-старинке возясь с каслинским литьем (почему его нет, кстати, на челябинских улицах?) и златоустовким булатом (пусть кто-нибудь назовет цифру – на какую сумму этого добра реально продается?), тогда как у нас в руках – реальный капитал и высокотехнологичная «заготовка» для мирового рынка, к которым нужно лишь приложить политическую волю.

            Убежден, объединенный центр исследований и разработок в сфере экологии и здравоохранения «Озерск – Магнитка» (не забудем про потенциал озерского ФИБа – института биотехнологий) в состоянии быстро и заслуженно получить мировую известность и привлечь как федеральные, так и международные ресурсы. А слава подобного центра и репутация ядерно-металлургической помойки, согласитесь – очень разные вещи. Одно дело – просто несчастные жертвы, другое – люди, обратившие собственный трудный опыт и принесенные жертвы на благо всего человечества. Я уже не говорю здесь об огромном политическом потенциале подобного проекта.

             Таким образом, смысл не в том, чтобы сказать миру – вот у нас есть условные «Маяк», Магнитка и «Макфа», давайте деньги. Вопрос в том, чтобы так сопрячь в Стратегии развития области (и на ее базе – в продуктах продвижения региона) ресурсы и потенциалы этих трех символических проектов – направлений на достижении единой, стоящей вне и выше их собственных планов, цели.


3.
               Такой общей целью, обязательно меняющей инвестиционный климат и несущей технологическую революцию, может и должен стать экологический прорыв региона. Пока область замыкает «зеленый рейтинг» страны, думать о настоящем развитии и настоящих деньгах бессмысленно. Подняться в этом рейтинге с 83-го на 15-е место – вот «национальная идея» для Южного Урала на ближайшую пятилетку (это и станет расшифровкой победной литеры V в нашей формуле).

               Это реальный механизм замещения негативного имиджа и создания мирового бренда региона. И это тот самый маршрут от «области, которая никому не нужна» к «месту, где деньги есть», который на сегодня практически не обозначен.

*  *  *

                  Здесь пора раскрыть небольшой секрет: весь вышеприведенный текст (без правок, лишь с небольшими сокращениями) был опубликован мною 14 января 2011 года в газете «Челябинский рабочий» под заголовком «Национальная идея для Южного Урала». Однако назначенный всего полгода назад губернатором М.Юревич, как оказалось, не любил читать, предпочитая видео.
                 Это большой минус для руководителя большого региона, очевидно нуждающегося в осмыслении и артикуляции смыслов и направлений своего развития.

                Мне кажется, жизнь и события доказали, что представленные здесь идеи актуальны. Сегодня они созвучны поискам команды нового губернатора и способны помочь в расстановке акцентов новой Стратегии развития Южного Урала.