?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

        Как-то сразу много стало у нас в последнее время пожаров и пожогов: жгут стройплощадки, кинотеатры, автомобили: все, что не горит само. И, кажется, это не конец списка. Откуда-то выползла на свет Божий целая толпа агрессивных невежд, пытающихся учить жить, угрожая убить. Неожиданно для себя натолкнулся на неочевидное объяснение этому.

       Поскольку по роду научных занятий довольно сильно погружен в неоплатонизм, покупаю через интернет немало книг по этой тематике. И вот, что меня недавно поразило. Несколько томов «Истории античной эстетики» - «Последние века» выдающегося русского философа А.Ф.Лосева, посвященные сирийским, пергамским и римским неоплатоникам, вышли в конце 80-х годов – каждый тиражом в 25 000 экз. Его же фундаментальная работа (фактически первое ее издание, так как писалась при Сталине) «Диалектические основы математики» напечатана в 2013 году тиражом в 800 экземпляров.

       25 тысяч и 800 – почувствуйте разницу! Понимаю, конечно, что и страна была больше (хотя вряд ли именно в Туркмении и Узбекистане зачитывались интерпретациями Прокла), и Госплан тиражи часто завышал, но не в 30 раз же! Кроме того, именно благодаря этому мы имеем сейчас возможность купить эти книги в интернет-магазине, найти в библиотеке.
       Но самое печальное то, что, кажется и 800 человек сегодня в России не прочтут одну из главных работ Лосева: не требуется, сложно, зачем, кто это?

       Не в одном Лосеве, конечно, дело, это символ. Но сократившееся в 30 раз число людей, которым нужна серьезная литература, уверен, главная причина того, что геометрически подскочило число тех, кто не видит лучшего способа решения любой проблемы, как поджог, нож, пистолет или «зеленка» в лицо.

       История и социальная психология хорошо знают это явление. Это архаизация общества. Когда социум сталкивается с фазовым «барьером будущего», который не в силах преодолеть, с вызовом, на который у него нет ответа, следует «откат» - причем не на предыдущую стадию развития, а на более раннюю. В общественном сознании всплывают «реликты» - поведенческие реакции на вызовы, которыми пользовались далекие предки; в общественных отношениях утрачивают роль публичные институты, вновь заменяясь установками рода и племени. «Свой» и «чужой», если проще. Люди перестают читать: сначала сложные книги, а потом вообще. И через это перестают догадываться о существовании иных алгоритмов решения проблем, кроме ножа и поджога, плевка в лицо, проклятий в адрес непонятного. Лишь самые примитивные посылы доходят до горизонта сознания масс, деградировавшего в «точку зрения» секты и клана.

      Такие времена проходят. Общества, вкусившие ранее плодов высокой культуры, рано или поздно находят ответы на вызовы ценностного кризиса. Но только в том случае, если именно общество ясно, ответственно и публично выражает свое отношение к происходящему: иначе планка падает стремительно и безвозвратно, социум сам превращается в реликт. Это именно тот случай, когда не следует привычно уповать на государство и кричать «куда смотрит полиция»? Это вопрос, ответ на который должен дать каждый самому себе – по мере возможности, вслух: готовы ли мы превратиться в невежественный агрессивный сброд, первобытными инстинктами которого манипулирует необразованная шпана, или все еще хотим уважать себя, свободно выбирая цивилизацию, знание и закон?

        Падение тиражей серьезных книг шокирует, ведь пропорционально растут глупость и агрессия. Вполне простительно не знать разницы между пергамским неоплатоником и сирийским. Непростительно другое:  отказываться от внятного выбора между варварством и свободой, ножом и книгой. Потому что этот нож направлен в каждого, а отказываясь от знания, отказываешься заодно от свободы и безопасности: это идет в комплекте. Отказываешься лично, безоговорочно и навсегда – жизнь коротка, выбор ограничен.
  

Profile

podoprigora74
podoprigora74

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner