July 26th, 2021

Фобии хамов

        Председатель челябинского облизбиркома Обертас не увидел нарушений предвыборного законодательства ни в размещении по всей области баннеров «Текслер собирает команду» (где была прямая привязка к конкретному кандидату и к выборам, обозначена дата голосования), ни в установке агитационных «кубов» Текслера (с указанием фамилии кандидата и телефонов штаба «Единой России»): интересно, что было бы, если бы такие же кубы разместили команды оппозиционных кандидатов – Щербакова, Вахтиной или Нациевского? Их уничтожили бы через два часа, а самих кандидатов, скорее всего, сняли бы с выборов. Это к вопросу о равных условиях и честности, как ни смешно сегодня о таких вещах вспоминать.

        Чреда публичных скандалов, сопровождающих кампанию ЕР в Челябинской области (как и добровольно-принудительное снятие оппозиционных кандидатов Казанцева и Липатникова, как и отчаянное противодействие областной власти выдвижению и регистрации А.Барышева) имеет одну причину – крайнюю неуверенность «команды Текслера», страх показать недостаточно хороший результат ЕР на выборах в Госдуму. Что вполне оправдано при реальном рейтинге «партии власти» (как и губернатора) в Челябинске порядка 15-18%.



      Понятно, что «команда Текслера - ЕР» будет конкурировать на этих выборах не с «оппозицией» (ее, как политической силы, в регионе нет), а со своими предшественниками – Дубровским и Юревичем, дабы показать Москве, что нынешние власти эффективнее и не заслуживают такой печальной политической судьбы. Нужно также учесть, что два первых тура этой борьбы Текслер вчистую проиграл Дубровскому (уж точно не самому популярному губернатору): год назад на выборах в Заксобрание он ухудшил результат областной ЕР сразу на 14%, а в 2019 году на губернаторских выборах получил на 17% голосов меньше, чем Дубровский в 2014 году.

       Нечто подобное на предстоящих выборах в Госдуму может означать политический приговор. Известно, что областная ЕР под руководством нелюбимого населением Дубровского набрала на аналогичных выборах 2016 года всего 38,11% (при явке по области в 44,6%), тогда как под руководством  Юревича показала в 2011 году результат в 50,3% (при очень высокой явке в 58,2%). И уже весной 2019-го Дубровский потерял пост губернатора: низкий уровень доверия населения послужил «последней каплей», переполнившей терпение Москвы к его художествам.  

       Поэтому «команда Текслера» идет сейчас ва-банк, стремясь перекрыть негативный резонанс чреды коррупционных скандалов не только примитивным пиаром несуществующих достижений, но и скандалами предвыборными: от них ведь вреда никакого, они лишь укрепляют у населения впечатление абсолютного доминирования власти, которой закон не писан. Областные чиновники, кажется, делают все, чтобы заранее скомпрометировать предстоящее голосование, вдолбив  нейтральному избирателю простенькую мысль: судьба выборов предрешена, нам позволено все, приходить на избирательные участки нет смысла. А нужные итоги обеспечат «Единой России» «крепостные избиратели», которых за три-то дня всяко пригонят организовано.

        Однако во всем, даже в цинизме, следует знать меру: иначе возмущенный демонстративной нечестностью кампании, обычно довольно пассивный массовый избиратель может не остаться дома, а  явиться-таки на избирательные участки, проголосовав за любую внятную альтернативу «Единой России». И тогда кошмары Дубровского станут жуткой явью для «команды Текслера». Именно этого они так боятся, именно эти фобии областной власти скрываются за ее нынешним хамским поведением.