June 1st, 2021

Прецедент создан

          Верховный суд РФ окончательно отказал областным властям в их «хотелках» собственными решениями менять границы ООПТ: вчера такое решение было вынесено в отношении аналогичного челябинскому конфликту в Ставрополье. И это, конечно, прецедент для всех подобных споров общества и власти в России (а их немало).

         Обратите внимание на схожесть развития сюжета и идентичность поведения местных чиновников и местных судей в Челябинске и Ставрополе: областной (краевой) суд раз за разом берет «под козырек» и выносит решения в пользу областной власти: делайте с границами ООПТ что хотите. Апелляционная инстанция отменяет беззаконие, но власти снова задействуют "ручной" местный суд. И только Верховный суд останавливает окончательно этот произвол.

          Я уже писал: так же будет в итоге и с челябинским конфликтом вокруг бора. Так что пусть «команда Текслера-Гехт» не торопится заправлять экскаваторы, а лучше начинает искать другую площадку под новую больницу. А то ведь и необоснованные бюджетные расходы им придется компенсировать. Из своего, а не нашего кармана. Вайнштейны за них платить точно не станут.

«Метротрам»: химера технократа

          Директор консалтинговой компании «КЭМП» Яков Гуревич отправил в конце минувшей недели письмо А.Текслеру о рисках сооружения в Челябинске «метротрама» в рамках презентованных губернатором финансовых и технологических схем (если соответствующие расчеты вообще существуют – что весьма сомнительно). До этого Гуревич направил более детальное обращение на эту же тему  президенту В.Путину, а свою переписку с главой области расценивает скорее как способ ознакомить широкую общественность с реальным положением дел. Ну и чтоб никто потом не сказал, что его не предупреждали.

           Яков Гуревич пишет Текслеру о химерическом характере презентованного губернатором проекта «челябинского метротрама»: «хорошо, что Вы стали первым губернатором Челябинской области, заинтересовавшимся возможностью замены метро подземным трамваем. Однако вынужден информировать, что в заявленном виде проект нереализуем.

          Для его реализации, как заявляется, будут использованы уже существующие в недоделанном виде объекты метро. Однако для их использования эти объекты придется доделать. То есть фактически придется достроить практически все объекты инфраструктуры метро. Кроме того, потребуются и другие объекты подземной инфраструктуры. Таким образом, стоимость заявленного проекта будет заведомо выше стоимости первой очереди метро.



         Кроме того, нигде в мире не существует «трамвая глубокого заложения», и никто никогда не изучал возможность создания такого трамвая и обеспечения выхода его на поверхность.
         Хотя, безусловно, трамвайная система с  подземной частью в центре города может быть несравнимо эффективнее с транспортной точки зрения, чем метро.

         Однако единственным вариантом создания такой системы является ликвидация всех (или практически всех) объектов метро независимо от их стадии строительства, и проектирование и строительство подземной части с ноля. Это существенно дешевле и эффективнее с транспортной точки зрения.

          Длина станций «Комсомольская» и «Торговый центр» - около 100 метров, а для трамвая достаточно 50-60. Соответственно, использование уже строящихся станций существенно дороже, чем их ликвидация и строительство новых нужного размера, да еще в нужном месте, которое может отличаться от существующих.

          Аналогично с тоннелями. Доделка тоннелей глубокого  заложения, еще и рассчитанных на тяжелый транспорт,  несравнимо дороже их ликвидации и строительства тоннелей мелкого заложения, требуемых для легких трамваев. Также, вероятно, и направление тоннелей целесообразно изменить.

         В разы дороже  будет обслуживание подземной части в случае использования неспециализированных объектов. Ухудшатся и транспортные параметры системы.

        Удивляет безответственный подход областных чиновников к столь серьезному проекту. Озвученные заместителем министра Егоровым параметры метротрама абсурдны: система с интервалом движения 8 минут при плотности пассажиров 3-4 человека на квадратный метр позволяет перевозить в час пик 1000 пассажиров, с чем сейчас справляются маршрутки. Даже в исследовании ЮУрГУ за 40 миллионов рублей показано, что пиковые потоки в центре города существенно превышают 10 тысяч человек в час.

         Заявленная стоимость ликвидации выработок 10 миллиардов рублей ничем не обоснована. На самом деле она существенно меньше. Надо отметить, что ранее те же чиновники лгали бывшему губернатору Дубровскому, что это стоит 18 миллиардов рублей. Цель этой дезинформации проста – иметь вечный финансовый поток на обслуживание недостроев.

         Удивляет также, что те же чиновники даже не удосужились прочитать старые материалы по этому проекту. Для достижения позитивного результата необходимы совершенно другие действия.

        Презентованный Вами проект мы внесли еще в 1996 году. Президент В.В. Путин был ознакомлен с ним в период 2002-2007 г.г. по крайней мере трижды и поддержал на Госсовете по городскому транспорту в Красноярске в декабре 2007 года.
        К сожалению, предыдущие губернаторы боролись с проектом по разным причинам. Это и есть основная причина сегодняшнего убогого состояния городского общественного транспорта».


           От себя могу добавить лишь одно. Конечно же, настоящая причина неожиданно быстро подготовленной (с применением дешевых пиар-эффектов) презентации «метрорама» губернатором Текслером – предстоящие выборы. Ему, как лидеру списка «партии власти» нужна очередная «веселая картинка» для избирателя, а реальная ситуация в области такой картинки обеспечить не может. Текслер вовсе не собирается строить здесь всю оставшуюся жизнь метротрам – он надеется оставить челябинцам оплачивать очередной долгострой, вернувшись в Москву в ореоле "продвинутого губернатора-технократа".

          Напомню, что Дубровский с Гаттаровым тоже планировали нечто подобное, презентуя свою ВСМ. Эти люди вообще не отличаются разнообразием фантазии, но жизнь, как правило, ставит их на то место, которого они заслуживают. Это обычно не слишком почетное место. Так будет и сейчас.