Почему «дело Тефтелева» - политическое

        Вокруг «новости дня» – задержания недавнего мэра Челябинска, близкого соратника экс-губернатора Дубровского Евгения Тефтелева сейчас строится множество версий и домыслов в стилистике «пикейных жилетов»: «кому это выгодно» и «как это отразится на Текслере». Было бы разумнее обратить внимание на очевидные факты, которые всегда дают наиболее адекватную картину.

        Первое. Само по себе задержание Тефтелева по коррупционным подозрениям ни для кого в Челябинске (вплоть до самых неполитизированных людей, не говоря о читателях этого блога) не стало – и не могло стать сенсацией по определению. Если чему сейчас и удивляются в этом смысле, то лишь якобы «незначительному» поводу для задержания – явно не космическому «откату» при строительстве «какой-то там школы».

          А вот тут второе. Школа в Парковом, о которой идет речь, вовсе не «какая-то», это самая большая школа Урала, она строилась по личному распоряжению президента В.Путина, на  это выделялись, в том числе, серьезные федеральные деньги (170 млн рублей из общей суммы в 750 млн), на ее открытие 1 сентября 2017 года ждали было самого президента, но приехал его полпред Холманских.

         И тут третье. В основу уголовного дела (которое расследует СК, а сопровождает ФСБ) легли материалы проверки мэрии Челябинска Контрольно-счетной палатой области, которая проводилась летом-осенью этого года. Напомню, что КСП имеет особый статус – вопреки распространенным представлениям, она не входит в состав областного правительства и, как сказано в соответствующем законе, «обладает организационной и функциональной независимостью и осуществляет свою деятельность самостоятельно», тесно координируя ее со Счетной палатой РФ.

          Сейчас предмет особого внимания КСП – контроль за реализацией нацпроектов, совсем недавно в Челябинске прошла Стратегическая сессия Счетной палаты РФ на эту тему. В те годы, когда строились школа в Парковом, нацпроектов еще не было, но схожие федеральные программы были и по ним выделялись бюджетные деньги.

        Поэтому сегодня можно говорить, что «дело Тефтелева» (именно в таком контексте, что не означает невозможности его расширения или отсутствия связи с деятельностью Дубровского) является демонстрацией федеральным центром решимости жестко отслеживать адекватность реализации масштабных финансовых программ национальных проектов на местах, потому что появилось слишком много признаков того, что их тоже начинают разворовывать.

         У Челябинской области в этом смысле очень плохая «кредитная история». Здесь чиновники разворовали президентский саммит Россия-Казахстан (вплоть до талонов на питание). Здесь растаскивали бюджетные средства к президентскому саммиту стран ШОС и БРИКС (расследование по конгресс-холлу и - не только по нему, еще впереди). Здесь были гигантские хищения бюджетных средств на дорожном строительстве и ремонте, которые инкриминируются экс-губернатору Юревичу. Здесь, как теперь выясняется, чиновники не смогли не нагреть руки на строительстве «президентской школы».

        Наконец, здесь прямо сейчас срывают сооружение объектов национальных проектов, крайне непрозрачно расходуя выделенные на это федеральные деньги (история с челябинским стадионом и шорт-треком, которая привлекла внимание администрации президента).

         И вообще, вдумайтесь: уже много лет подряд не было ни одного мэра Челябинска или губернатора области (иногда, по факту – «в одном флаконе»), которого не обвиняли бы (или не подозревали) впоследствии  в той или иной форме в воровстве и прочих злоупотреблениях.

         Если где и преподавать предметный, показательный и жесткий урок региональным чиновникам, так именно здесь.
         А фигура самого непопулярного (мягко говоря) мэра Челябинска Тефтелева – самая что ни на есть подходящая.

         Именно в этом смысле «дело Тефтелева» - политическое и обязательно будет резонансным. Оно демонстрирует, что некогда вроде как существовашие "правила" (украл - ушел по первому требованию в отставку - сиди тихо и тебя не тронут, ведь ты "свой"), больше не действуют.

          А уж кто кого и почему сдал и кому сколько откатил – дело десятое.

Нет доверия – нет бизнеса

                Всю многолетнюю безудержную болтовню местных чиновников о «мерах поддержки малого и среднего бизнеса» разом перечеркивают две цифры: с 1 января 2019 года количество предприятий малого и среднего предпринимательства сократилось в Челябинской области более чем на 6 тысяч,  работу из-за этого потеряли почти 15 тысяч человек (это официальные данные, сами предприниматели говорят, что ситуация в разы хуже).

         Предприниматели и эксперты называют главные причины: снижение спроса из-за падения платежеспособности населения (читай: растущей бедности) и нечестная конкуренция из-за близости отдельных бизнесов к местной власти (читай: монополизм и коррупция). Но это также и фундаментальные основы нашей власти, ведь богатеющее население может потребовать политического участия (местного самоуправления и выборов мэров, например), а без монополий и коррупции власть вовсе теряет силу и привлекательность, свою социальную базу.

         При этом местные чиновники, в стремлении сохранить свой ресурс,  не просто не содействуют малому бизнесу,  но прямо разрушают его в городах региона, из - за чего конфликты быстро уходят на федеральный уровень. А в областном Минэкономразвития на вопросы о ситуации с малыми предпринимателями отвечают, что к полномочиям их ведомства «не относится учет информации, касающейся их численности, финансовых показателей и налоговых отчислений». Действительно, зачем им эта избыточная информация?

           Зато в числе мер поддержки бизнеса, как указали журналистам в министерстве, применяется «комплекс инструментов, включая нацпроекты и региональные проекты, госпрограммы, отраслевые стратегии, инструменты комплексного развития территорий, ГЧП, а также институт развития «Территория бизнеса».


         Бла-бла-бла.  Мы хорошо знаем, какой именно «малый бизнес» осваивает в регионе деньги нацпроектов (совсем не малый и очень близкий к властям), как тут работает (никак не работает) ГЧП и региональные проекты (на набережной Миасса самый главный стоит, в Южноуральске еще один) и что такое гаттаровская «Территория бизнеса» (там за одну только аренду помещений в «Гринплексе» бюджет платит вдвое больше рыночных ставок) – ущерб от этой конторы только предстоит подсчитать.

         Малый и средний бизнес покидает Челябинскую область и этот процесс сейчас не остановить. Потому что не самые богатые предприниматели слишком сильно зависят от привыкших доить их чиновников, а вера в то, что власть способна измениться, в Челябинске полностью утрачена.   

Модернизация отстойников

             Вскоре - возможно, еще до Нового года, ожидается  реорганизация Министерства спорта Челябинской области в объединенное Министерство по спорту и делам молодежи (с соответствующими переменами в муниципальных структурах). Под этим соусом, видимо, уберут нынешнего министра Одера (списав на него заодно скандалы со спортивными нацпроектами) и пристроят к бюджетному кормлению наиболее проблемных  беспризорников из «Молодой гвардии» - пожалуй, первично в затее было именно это.

          В любом случае, бесконечные перекройки местных бюрократических структур уже не создают даже видимости прогрессивных перемен; на деле они, как правило, лишь ухудшают ситуацию, так как сводятся к смене шила на мыло и хрена на редьку. Вместо плохих, но опытных управленцев приходят люди малограмотные и неумелые, зато [якобы] верные и готовые осваивать бюджеты на любых условиях.

          Это единственное, что получилось за последние 15 лет в сфере управления: создать бесперебойно функционирующий механизм отрицательной селекции. В каком-то смысле это даже хорошо – собрать в определенных местах ни на что созидательное не годных людей, отделив их от общества (тем более, что они ничем, на самом деле, не управляют). Только дорог очень этот социальный отстойник. 

Не мешайте им доить Челябинск

              Мэрия Челябинска берет многомиллионные кредиты (сейчас – 500 млн) в коммерческих банках для того, чтобы выплачивать из карманов горожан (кредиты гасятся из бюджета) долги своих МУПов – банкротов: это верх политического цинизма, как и назначение на пост вице-мэра по дорожному хозяйству бывшего гаишника.

          Для Челябинска давно стало обычной «управленческой» практикой, когда за намеренное создание гигантских долгов и доведение муниципальных транспортных предприятий до банкротства (что является здесь отработанным бизнесом, разоряющим бюджет и убивающим общественный транспорт) не только не отвечает ни один чиновник (они в худшем случае тихо уходят в отставку и становятся достойными бизнесменами), но и платят горожане - причем, с процентами.

         Челябинские власти гасят налоговые долги своих МУПов из городского бюджета (с компенсацией из бюджета области) и берут кредиты в банках для того, чтобы покрывать возникающий дефицит и выплачивать новые долги, которые сами же создают.  При этом надо отдавать себе отчет в том, что не уплаченные МУПом полмиллиарда налогов – это деньги, которые не испарились, а осели в чьих-то карманах. Теперь их возместят челябинцы по ставке в 7%.

       «Новые» власти города и области не делают ровно ничего, чтобы системно прекратить это разорение города. «Хватит доить Челябинск» - с таким громким лозунгом пришел сюда губернатор Текслер, однако его ставленники доят город с удвоенной силой. Нет никаких гарантий, что через год из карманов челябинцев не вынут еще миллиард на оплату долгов еще одного МУПа, банкротство которого даст еще немного заработать чиновникам и близким к ним коммерсантам.

      «Не мешайте нам работать» - любят отвечать в мэрии на любую критику. Теперь мы знаем, как точнее интерпретировать эту фразу.

                      P.S. Назначение заместителем главы города по дорожному хозяйству полковника ГАИ (так понятнее, чем УГИБДД ГУ МВД) Куляшова – яркое подтверждение того, что мэр Котова – лишь пешка в руках настоящих челябинских кланов – административных и околосиловых, а губернатору Текслеру просто нет дела до того, что тут происходит. Если кто-то всерьез полагает, что ремонт и содержание дорог в Челябинске станет после назначения на эту хлебную поляну бывшего гаишника процессом более открытым, честным и эффективным – он очень, очень глубоко заблуждается. Это достойное преемство г-ну Алейникову (с одной лишь разницей: тот, по крайней мере, хорошо понимал, чем занимался).

         У деградации системы управления Челябинском (которая по факту превратилась в систему его машинного доения), кажется, просто нет дна. 

Планирование катастрофы

         Эксперт Яков Гуревич о проекте Генплана Челябинска (цитаты из статьи в новом номере журнала «Миссия»):

           «….абсурдных, несуразных вещей в этом документе немало, и их нельзя подкорректировать, потому что именно на этих расчётах основан сценарий развития нашего города. Но Генплан - долгосрочный документ, имеющий силу закона. На основе Генплана принимаются все градостроительные решения, и это принципиальное отличие этого документа от прочих долгосрочных прожектов…

           Челябинск - особенный город. У нас так сложилось: Генплан - отдельно, стройка - отдельно. Не исключено, что и этот Генплан просто никто не будет учитывать. Но! Двадцать лет назад Челябинск и Екатеринбург по уровню развития городской среды были одинаковы. Сейчас города отличаются, как столица от провинции. Поэтому в Екатеринбурге в 2018 году прирост населения на 14 тысяч, а в Челябинске - уменьшение на 2. Потому что там работают по Генплану, а здесь - без.

         …Когда город развивается в соответствии с Генпланом, есть чёткое понимание приоритетов для города и его жителей. Если расписана застройка поквартально, выполнено зонирование в интересах города и на определённом пустыре запланирован жилой комплекс, а не развлекательный центр и не парковка, значит, так тому и быть. В Челябинске Генплан никто не корректировал и особо даже не учитывал, поэтому город развивался и развивается хаотично и беспорядочно.

          Если город развивается в соответствии с Генпланом, то уменьшается и площадка для коррупции. Каждый новый проект можно просчитать и обосновать. Но тот Генплан, который предлагается утвердить, будет катастрофой для города. Лучше его просто проигнорировать, как это раньше и делалось. Но тогда непонятно, за что платит бюджет?..»

     

Принуждение к правде

           Администрация президента РФ направила в правительство Челябинской области опубликованный здесь 20 ноября материал о срыве реконструкции челябинского стадиона «Центральный» в 2019 году (в рамках реализации нацпроекта «Демография») с поручением  (N А 26-02-121672…) «обеспечить объективное, всестороннее и своевременное рассмотрение» (копия направлена в прокуратуру области).

         Надеемся, что вице-губернатор, ответственный за подготовку ответа, отнесется к делу с пониманием того, что этот документ будет тщательно изучен и прокомментирован в самых различных форматах. Тем более, что с тех пор у нас вышел еще один текст в продолжение этой  темы, но касающийся срыва сдачи в 2019 году уже не только стадиона, но и олимпийского шорт - трека в Челябинске (также по нацпроекту «Демография», 160 млн рублей из федерального бюджета).

          Врать даже не пытайтесь - это если совсем просто, для понимания. Темы не закрыты.

По заветам Дубровского

           Очень показательно, что неадекватные восторги по поводу завершения первого этапа реконструкции челябинского аэропорта публично выразили сразу два челябинских губернатора – бывший и нынешний. Причем не в связи с тем, что у столицы крупного региона появились, наконец, пристойные воздушные ворота (что было бы понятно), а в дурной эйфории насчет будущего «развития города и области»: теперь заживем! Этот захлебывающийся в соплях мечтательный оптимизм действительно напомнил «эпоху Дубровского» - не зря экс-губернатор тут же материализовался, похвалив Текслера за последовательность в реализации его, Дубровского, заветов.

          Им обоим стоит быть скромнее и разумнее, тише и самокритичней (тем более, что их личных заслуг в этой реконструкции – примерно ноль, работы по аэродрому вела Росавиация, по аэропорту - «Новапорт»). На самом деле, если кто-то собрал и качественно выкрасил панели терминала в яркие цвета, а также подновил аэродром (старый был просто небезопасен – отсюда и пошла реконструкция, инициированная Москвой), это не значит, что уже завтра сюда, словно в Нью – Васюки, слетятся люди, деньги и проекты, а следом расцветет вся Челябинская область. Пиар пиаром, но законы экономики болтовней в СМИ не отменить.

         При нынешнем убогом пассажиропотоке, ценах и трендах на рынках перевозок, а также социально-экономической стагнации в регионе, свежевыкрашенный челябинский аэропорт станет банкротом в самом недалеком будущем - вот о чем нужно думать сегодня, а не лавры делить (по внебюджетным расходам на строительство новой аэропортовской структуры речь шла о кредитах и собственных средствах «Новапорта» в размере 5 млрд рублей, Счетная палата РФ подтвердила расходы более чем в 2 млрд на 31 марта – эти деньги нужно будет отдавать). И если сегодня обслуживается 1,5 млн пассажиров в год (что очень мало), а после завершения реконструкции (с учетом ввода второй очереди – хорошо, если через два года) сможет обслуживать порядка 3,5 млн – это не значит, что эти два миллиона человек, необходимые для рентабельной работы, уже стоят в очереди: их нет и не предвидится.

        И никакие (дорогостоящие, необоснованные и уже не раз проваливавшиеся) планы субсидировать рейсы из бюджета или перенаправить сюда пассажиров из Кургана или других городов области (запуская для этого электрички), не помогут - этим людям гораздо удобнее летать через Екатеринбург, конкуренция проиграна. Спросите, например, небедных и часто летающих озерчан, каким аэропортом они пользуются (и почему) - и вам все станет ясно.

         Думаю, мы с коллегами кое-что еще подсчитаем и расскажем об этом вскоре более подробно. Понятно, что многим в коридорах власти по-прежнему удобно считать челябинцев поголовьем болванов, удобным лишь для размещения лапши, но не все здесь готовы принять это в качестве самооценки.      

         А вот Текслер с Дубровским действительно становятся стилистически очень схожи – по бессмысленности «фейковых» прожектов, прежде всего. И одновременной неспособности справиться с конкретными управленческими задачами, вроде подготовки городов к зиме или строительством стадионов, полностью обеспеченным серьезными деньгами.

         У нас теперь, оказывается, самая насущная цель - «сделать Магнитогорск второй столицей Южного Урала».

        Ну да, с первой-то все в порядке уже.
        
          Как давно мы не слышали о Магнитогорске.

Нацпроекты по-челябински: срывы, махинации, обман

            Вчера был уволен директор челябинского стадиона «Центральный» (это муниципальное учреждение) А.Алексеев - «по собственному желанию», разумеется. На деле – из-за отказа подписать акт приемки негодного газона футбольного поля в рамках реконструкции стадиона, на которую было выделено почти 54 млн рублей (40 - из федерального бюджета, по нацпроекту «Демография»).

          Мы подробно рассказывали (с иллюстрациями) об этой истории еще 20 ноября, предполагая подобную развязку. На Алексеева все последнее время сильно «давили» мэрия Челябинска и областное Минспорта, требуя подписать акт приемки у подрядчика - ООО «Русэнергострой» искусственного газона (несмотря на наличие заключения экспертизы о его несоответствии заданию контракта) и выплатить фирме деньги за невыполненные или неправильно выполненные работы. Или же немедленно расторгнуть контракт и спешно купить другое поле - без конкурса (что незаконно). Это была, кстати, идея главы города Котовой. Но директор отказался и был уволен.

         Суть в том, что срок контракта с «Русэнергостроем» по реконструкции стадиона (капитальный ремонт – модернизация теплового пункта, футбольного поля с искусственным покрытием и подогревом, включая оснащение, закупку и монтаж спортивно-технологического оборудования) истек еще 15 ноября, он не исполнен подрядчиком, работы не приняты. И Бог бы с ним, мало ли у нас контрактов срывается, но мэрии нужно кровь из носу отчитаться о выполнении «плана по нацпроекту» и освоении федеральных средств до Нового года.

         Однако Алексеев оказался честным человеком, ему сильно не хотелось в тюрьму (историей заинтересовалось слишком много контрольных ведомств, включая КСП и прокуратуру) и он предпочел отставку. «Назначим того, кто подпишет» - передали мне слова одного из «руководителей городского спорта».

          Вот так в Челябинске реализуются национальные проекты – неважно, что и как сделано, главное «освоить» деньги и отчитаться. А людей, не согласных с таким подходом – на улицу. Зато как красиво рассказывали областные чиновники о могучей системе контроля за исполнением нацпроектов на Стратегической сессии Счетной палаты РФ 28 ноября в отеле Radisson, что в двух шагах от Центрального стадиона!

         Теперь там намечается весьма сомнительный сюжет с расторжением (оно намечено на сегодня) контракта с подрядчиком «по обоюдному согласию» (надо бы посмотреть условия такого внезапного согласия – скорее всего, обнаружатся акты приемки и оплаты невыполненных работ) и новой закупкой в ближайшие дни другого газона, вместо того, который давно привезен и лежит сейчас на поле (см. ноябрьские фото) - с тем, чтобы «закрыть» большую часть работ с федеральными деньгами нацпроекта до 31 декабря.

          А так как провести новый аукцион в такие сроки невозможно, подобная закупка у единственного поставщика будет прямым нарушением ФЗ 44. Именно поэтому уволился Алексеев, не пожелав быть «козлом отпущения» для мэрии: следователи могут приходить на стадион сразу после проведения незаконного платежа, фактура лежит на столе (и на поле).



        Надо отметить, что стройконтроль также не принял у подрядчика тепловой пункт стадиона - он неправильно смонтирован, пуско-наладочные работы не проведены. И так далее. Там масса нарушений.
         Думаю, мы еще вернемся к этой истории.

         Кстати, она вовсе не ограничивается искусственным газоном. В рамках подготовки к саммитам ШОС и БРИКС (то есть теперь к «мероприятиям саммитов») были запланированы еще и масштабные работы по ремонту фасада стадиона и его благоустройству – тоже в общей сложности примерно на 50 млн рублей, львиная доля которых (около 47 млн) – из областного бюджета, остальные – из городского. Эти работы практически не ведутся, а если их и выполнят, то все равно не успеют к саммитам – в договорах указан срок завершения работ 31 августа 2020 года (то есть после окончания форума). Также к саммитам запланирован ремонт огромного фасада Дворца спорта «Юность», но на сегодня нет даже сметы этих работ.

         Вот так в Челябинске готовят саммиты. В Москве сейчас многие истово крестятся.

                  P.S. Это вовсе не последний скандал, связанный с нацпроектами в спортивной сфере региона. Выясняется (на прошлой неделе было очень нервное совещание у губернатора Текслера), что сорвано завершение в 2019 году гораздо более масштабного проекта – строительства олимпийского шорт-трека в Челябинске – это 160 млн из федерального бюджета и 240 из областного (также по нацпроекту «Демография»).

         Сроком сдачи трека значился 2 квартал 2019 года, однако министр спорта Л.Одер вместе с подрядчиком перенесли его на 20 декабря и даже пригласили губернатора на открытие. Однако теперь выясняется, что доделать все необходимое невозможно даже в январе (освещение и отопление запущены сейчас по временной схеме). Сегодня ожидается приезд Л.Скобликовой с инспекцией, но реальным сроком сдачи шорт-трека называют теперь май 2020-го.

        Кстати, фактический подрядчик там - фирма Дубровского.
        И, кстати, по «стадиону Ишмуратовой» в Златоусте директор спортшколы тоже отказалась подписывать акт приемки.

        Интересно, как у них получится сделать красивый отчет об исполнении нацпроектов в регионе за 2019 год?

          А ведь сделают же.

Вечный "Мост"

              Администрация Челябинска объявила аукцион на обслуживание основных магистралей Челябинска на 2020-2022 годы размером более чем в 3 млрд рублей – по оценкам экспертов он выстроен под победу хорошо известного челябинцам «Южуралмоста» или его «прокладок» (размер обеспечения контракта - 10% его суммы).

          Еще один возможный вариант – челябинская фирма «ЯКК», которую плотно связывают с армянской диаспорой и недавно ушедшим в отставку вице-мэром Алейниковым. Выигравшая здесь летом многомиллионные контракты фирма «Нижавтодорстрой» (директор У.Петросян) как раз и выступала в качестве «спарринг-партнера» для «ЯКК» (директор Н.Колозян): эти компании явно работают в тандеме.

          Смысл тут в любом случае один – сохранить монополию «дружественных» местной власти компаний на этом рынке на обозримое будущее (прикрывая ее постановочными «разносами» дорожников для СМИ, радостно их описывающих). При таких «вводных» новому качеству содержания дорог и улиц Челябинска взяться просто неоткуда.

          Обратим также внимание на сегодняшнее сообщение УФАС о том, что Арбитражный суд УрФО подтвердил решение признать недействительным контракт на 374 млн. рублей, выигранный и исполненный ранее «Южуралмостом». Теперь истец – ЗАО «Уралмостострой» может  требовать в суде возмещения убытков, что поставит «Мост» (или область, если иск будет к Миндортрансу) в трудное финансовое положение (это и другие дела УФАС доказывают, что конкуренция в этом секторе существует, просто она сознательно подавляется местными властями). Самое время получить 3 млрд из бюджета Челябинска.

«Серые» районы города второго сорта

           Новый Генплан Челябинска хорошо иллюстрирует, но никак не решает ключевую проблему развития города: территории за его нынешними границами хаотически застраиваются новыми микрорайонами, не имеющими ни городского статуса, ни соответствующей нормативной базы и социальной инфраструктуры – этот управленческий и нормативный хаос генерирует серьезные социальные проблемы для населения и властей уже завтра.

          Об этом пишет экономист Сергей Гордеев в очередном материале, оценивающем проект Генплана Челябинска, который готовится сейчас к принятию депутатами.

         Ученый отмечает, что важной тенденцией современного Челябинска является активное расширение новых жилых микрорайонов за черту города  по ряду направлений (наиболее известные - за Шершневским водохранилищем, за ареной «Трактор», Краснопольские территории). Фактически, на границах Челябинска формируется новый крупный и, возможно, наиболее перспективный - но тоже время «серый» - неучтенный жилой район. Он создается путем «вкрапления» в территорию Сосновского района отдельных микрорайонов, социально и экономически полностью интегрированных с Челябинском, но имеющих  непонятный негородской статус со всеми вытекающими последствиями.



         Фактическое вовлечение этих, выходящих за городскую черту микрорайонов, в социально - экономические процессы Челябинска такое же, как и у «старых» городских. Однако формально их нет в городе, так как они числятся поселками сельского Кременкульского поселения - на эти городские районы с десятками тысяч жителей распространяется социальная и нормативная база сельской местности Сосновского района.  «В таких условиях базовая обеспеченность услугами бюджетной сферы оказывается близкой нулю. Социальные проблемы, характерные для всех новых микрорайонов Челябинска – транспорт, коммуникации, больницы, детские садики, школы и проч. здесь усложняются вдвойне» - отмечает С.Гордеев.

        Говоря проще, вся социальная нагрузка новых «негородских» районов автоматически перекладывается на существующую инфраструктуру Челябинска. И, поскольку здесь неизбежно развитие массовой «маятниковой» миграции с дополнительным давлением на без того перегруженную городскую инфраструктуру, в первую очередь от этого будут страдать соседние (давно проблемные по этой части) «официальные» районы Челябинска. Также активное заселение новых, выходящих за городскую черту микрорайонов означает в этих условиях существенные трудности в решении повседневных социальных вопросов их жителей с неизбежным удорожанием жизни.

        Обозначенная в Генплане «косметика благоустройства» подобные пространственные проблемы не решит - ни для «старого» Челябинска, ни для новых «серых» районов. Такие сомнительные перспективы Челябинска никак нельзя ассоциировать с представлениями о «городе будущего». Это особенно значимо для молодежи, строящей свои жизненные планы и все меньше связывающие их с Челябинском`.

       «Любой пространственно ограниченный город (тем более – мегаполис), в условиях реальной конкуренции регионов за жителей и капиталы, неизбежно становится городом второго сорта – отмечает Гордеев. - Именно такая перспектива сейчас все очевиднее просматривается для Челябинска, а новый Генплан представляется ее документально оформленной констатацией».