?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Рейтинг и знание

          Рейтинг известности «региональной элиты», представленный Лабораторией прикладной политологии и социологии челябинского института РАНХиГС, наводит на размышления о специфическом составе особо известных челябинцев: в определенном смысле это точный – и очень неоднозначный – срез представлений нашего общества о самом себе.

          В первой десятке рейтинга – сплошь чиновники и депутаты, а также два крупных предпринимателя, прочно связанных с властью (и тоже долгое время носивших депутатские мандаты). В первой тридцатке – то же самое (еще здесь два топ-менеджера от науки, один из которых также депутат, плюс местный епископ: тоже власть). Я принимал участие в составлении рейтинга в качестве эксперта, работая со списком из 115 фамилий; в нем было очень много представителей науки, культуры, медиа, социальной сферы – людей уважаемых и достаточно известных: никто из них не попал не только в ТОП -30, но, думаю, и в ТОП-50.

         Почему известными нам представляются лишь «люди власти»? И что на самом деле означает «известность» этих людей?

         Простой тест: есть ли уверенность в том, что если назвать первые десять фамилий рейтинга трем десяткам случайно встреченных челябинцев, услышим исключительно позитивную реакцию на них?

       Скорее, наоборот. Большинство оценок будет в разной степени негативными или равнодушными: «да все они там…» - причем именно потому, что это – «люди власти». Но если вы попросите прохожих назвать пять наиболее известных фамилий, услышите примерно тот же перечень. «Рейтинг влияния» будет практически тем же, ведь влиятельна, в нашем представлении, только власть.

         Люди считают известными и влиятельными тех, чьи фамилии из года в год звучат в СМИ. СМИ тотально контролируются властью, а власть говорит в основном о себе и только хорошо. Рейтинг известности фиксирует имена, которые постоянно звучат по ТВ и в интернете.
         Говоря иначе, люди (в том числе – «эксперты») рассказывают социологам не собственные оценки реальной жизни, а содержание многолетнего телесериала с одними и теми же актерами, кроме которого смотреть нечего. Какова ценность таких рейтингов с точки зрения знания об обществе? Что они говорят о содержательных оценках людей?

          Пожалуй, главное, что они нам открывают – это такая тяжелая вещь, как исключительная моносубъектность нашего общества, где власть является единственным субъектом действия и самооценки через зеркало монополизированных медиа и традиционных социальных измерений (рейтингов, опросов), в котором отражается не реальность, а еще одно зеркало, перед которым стоит властью же сгенерированный фотошоп.

         Проблема в том, что и власть и общество уверили себя, что этот фотошоп и есть реальность. Но если чего-то нет в сериале, это вовсе не значит, что этого нет в действительности. Просто мы этого не видим, потому что именно так устроили свою социальную оптику. Но эта «скрытая реальность» огромна, там идут «невидимые» до поры процессы, там есть по-настоящему авторитетные для разных слоев населения люди. Именно этим объясняется то, что «человек с улицы» сначала вполне честно назовет вам «известных» людей из «официального рейтинга», а потом так же искренне их обругает: живет и чувствует он в повседневной реальности, а обсуждает с социологами телекартинку.

         Социально-политические кризисы возникают именно в тот момент, когда (это всегда происходит случайно и неожиданно) картинка и реальность начинают резко расходиться и множество людей вдруг остро ощущают себя обманутыми  (именно об этом я писал в работе «Гнездо «черного лебедя»: особенности и риски социальных измерений в сетевом обществе»).


          Это серьезная проблема – но это не проблема социологов, они делают то, что могут. Наука у нас очень бедна, заказывать даже традиционные соцопросы могут только власть и корпорации, но им это не нужно именно потому, что достоверный опрос может легко разрушить благостную картинку (поэтому у нас нет, например, рейтингов доверия мэра Челябинска и губернатора области). В Челябинске сначала отменили самый точный формат соцопроса – выборы, а затем и соцопросы как таковые: чиновники не хотят видеть себя в зеркале, предпочитая любоваться постановкой, в которой они (с большой уже натяжкой, правда) все еще выглядят местами красиво, хоть часто и глупо.      

          Власть поступает близоруко, не желая ничего знать о реальности и признавая тем самым ущербность своей легитимности. Есть, однако, сомнение в том, что и «общественность» готова к встрече с действительностью, в состоянии предложить свое понимание достоверности и лидерства, в котором известность совпадала бы с доверием и авторитетом.

        При этом и власть и общество более всего жаждут стабильности. Но возможна ли настоящая стабильность в социуме, не знающем – и не стремящемся знать, что происходит в нем на самом деле, довольствуясь суррогатом знания? При том, что встреча с реальностью неизбежна, нельзя все время жить в «мыльной опере».

         Такая вот «загогулина»: спасибо социологам за повод для размышлений. Хоть я и не разделяю их уверенность в том, что «известность – залог успеха»: спросите Юревича, он в лидерах рейтинга.            
        

Profile

podoprigora74
podoprigora74

Latest Month

August 2017
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner