?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

          В последних заявлениях высокопоставленных чиновников Челябинской области о  главных направлениях развития региона акцент все больше делается на сельское хозяйство, которое якобы может стать «новой опорой» экономики наравне с промышленностью. Понятно желание руководителей публично дистанцироваться от падающей индустрии (индекс промпроизводства в прошлом году сократился на 3,7%) и ассоциировать свою работу с определенными успехами в аграрном секторе.
           Но насколько обоснованы надежды на роль сельского хозяйства в развитии региона, что реально может дать этот сектор населению и экономике в обозримом будущем?

           Областной агропром действительно растет: это во многом связано с политическими факторами – санкциями и контрсанкциями, которые фактически «закрыли» важные сегменты рынка сельхозпродукции от иностранной конкуренции, а также c «проседанием» обрабатывающих отраслей региона. Однако на общие экономические показатели области динамика сельхозпроизводства серьезного влияния все же не оказывает.
            Последние годы доля сельхозпроизводства в ВРП равнялась 6,5% и зависит она исключительно от динамики промышленности. При пиковом падении промышленности доля сельского хозяйства достигла 8,3% ВРП (возможно, окажется даже несколько больше по итогам года), но по-прежнему невелика по сравнению с промышленностью (36% ВРП) или торговлей (13%).

             Главным драйвером роста сельхозпроизводства все последнее время было  производство свиней и птицы. Но, в связи с полным насыщением рынка РФ этой продукцией, дальнейший рост в здесь невозможен. Это подтверждается оценками Минсельхоза РФ, статистикой 2016 года и динамикой инвестиций в областной агропром.

            По оценкам эксперта Я.Гуревича, инвестиции в сельское хозяйство Челябинской области, после пика в 2013-2014 годах, сократились в 2015 г. более чем в 1,5 раза (по 2016г. данных еще нет). Судя по отсутствию новых крупных проектов, ситуация в обозримом будущем не улучшится. Учитывая, что животноводство дает около 2/3 сельхозпродукции региона, при отсутствии роста в этой отрасли рост производства сельхозпродукции в целом неизбежно сократится. Это подтверждает начавшийся спад в пищевой промышленности области.
            Пик инвестиций в сельское хозяйство составлял около 10% от промышленных инвестиций (в 2015 – 6%), что также подтверждает невозможность роста экономики области за счет сельского хозяйства.

             Весьма ограничены возможности агарного сектора и в сфере занятости. По данным Челстата за 2015 год, в сельском хозяйстве области (включая охоту и лесное хозяйство) работали 128 183 человека, причем число занятых здесь сокращается. При этом среднегодовая численность занятых в экономике работников в области – 1 647 560 человек, то есть в агропроме занято около 8% экономически активного населения и эта цифра имеет тенденцию к снижению. С учетом быстрого сокращения населения в сельской местности - особенно в трудоспособном возрасте и локального размещения новых проектов, влияние агропрома на занятость в регионе несущественно.

              Важно также понимать, что прирост объемов производства сельского хозяйства, исчисляемый в рублях (128,4 млрд. руб. в 2016 г. – 8,5% роста к 2015 г. по данным министра С.Сушкова), во многом формируется ростом цен на эту продукцию (в среднем 5,5% за прошлый год по официальным данным), что также обусловлено снижением конкуренции из-за сокращения импорта (к тому же бюджет области тратит ежегодно порядка 2 млрд. рублей на поддержку сельхозпроизводителей). Однако дело идет к тому, что режим санкций и контрсанкций в обозримом будущем (до конца года) может быть значительно смягчен и даже отменен. Тогда областные сельхозпроизводители вновь столкнутся с мощной конкуренцией в виде массированных поставок импорта, что неизбежно вызовет сокращение доходности и производства в этом секторе.
              Уже сегодня сельское хозяйство области не является потенциальным ресурсом роста в регионе, так как его развитие уперлось в «потолок» конкурентоспособности и платежеспособного спроса.

             Что касается широко рекламируемых чиновниками возможностей экспорта продукции челябинского агропрома в Китай, то российская сельхозпродукция в эту страну сейчас практически не поставляется и говорить об областных перспективах здесь явно преждевременно. При этом надо учитывать, что Китай сам является экспортером свинины и курятины, а при отсутствии выстроенной логистики, область серьезно проигрывает конкурентам. Возможностей для экспорта из Челябинской области зерна нет вообще, так как область является дефицитной по зерну.

            К примеру, тот же ТЛК «Южноуральский, по признанию его руководства, не может сформировать ни одного состава с сельхозпродукцией из Челябинской области в Китай именно потому, что, с учетом уровня цен и транспортного тарифа, такие поставки были бы разорительны для местных производителей. Можно еще десять «клубов губернаторов» в Пекине или Астане создать, но рынок, в отличие от СМИ, на эти «пиар-фантики» не реагирует.

             Что до возможностей самого ТЛК «Южноуральский», то при его создании, замечает Я.Гуревич, были допущены стратегические просчеты, понятные экспертам еще в 2011 году:

        1.      ТЛК могут располагаться только в транспортных узлах. С этой точки зрения Карталы и Челябинск имеют подавляющее конкурентное преимущество.
        2.      ТЛК не годится и для обслуживания Челябинска, так как находится в 100 км от него.
        3.      ТЛК должен находиться в транспортном коридоре. Никакие транспортные коридоры через Южноуральск не проходят.
        4.      Нужно обратить внимание, что Челябинская область отказалась от прохождения коридора Восток-Запад, предусмотренного «Стратегией РЖД до 2030 года»).

            Исходя из этого, каких-либо внятных перспектив ТЛК «Южноуральский» не имеет.

            Оценивая ситуацию в целом, следует отдавать отчет в том, что оживление агропрома на Южном Урале, несмотря на положительную оценку этой тенденции, говорит больше о промышленном спаде в регионе, нежели о том, что местное село способно стать «локомотивом» экономики и социума Челябинской области.

             Южный Урал был и остается индустриальным регионом, стратегический ресурс которого – добывающие и перерабатывающие отрасли, политехническое образование, квалифицированные рабочие и инженерные кадры. Именно сюда должно быть обращено главное внимание региональной власти – если реальные проблемы и перспективы области для нее все же важнее сиюминутного пиара.    







  

Profile

podoprigora74
podoprigora74

Latest Month

September 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner