?

Log in

        Одно удовольствие наблюдать за искрометной имитацией чиновниками бурной общественной жизни в Челябинске: по всем районам города создаются общественные и молодежные палаты, а вчера депутатам Ленинского райсовета предложили заочно проголосовать за создание Общественного Совета при Совете депутатов Ленинского района в сфере закупок. Аналогичные структуры создаются и в других районах города.

           Зачем нужен этот Совет при десятках вполне живых депутатов, как бы представляющих местное сообщество – неизвестно. Тем более, что, как следует из Положения об Общественном Совете, его члены не обладают в сфере контроля за закупками никакими другими правами, кроме тех, какие есть у любого дееспособного гражданина. А именно: «осуществлять общественный контроль в формах, предусмотренных  Федеральным законом от 21 июля 2014 года № 212-ФЗ «Об основах общественного контроля в Российской Федерации» и другими федеральными законами».

         Обязанности членов Совета также не блещут оригинальностью. Вот они: «соблюдать законодательство Российской Федерации об общественном контроле; соблюдать установленные федеральными законами ограничения, связанные с деятельностью государственных органов и органов местного самоуправления; не создавать препятствий законной деятельности органов государственной власти, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных организаций, иных органов и организаций, осуществляющих в соответствии с федеральными законами отдельные публичные полномочия».

            Едва ли эта инициатива местных администраторов предполагает привлечь горожан в ряды борцов с коррупцией на районе (это особенно забавно при общем размере доходов бюджета на 2017 г. в 39 млн. рублей, из которых большая часть уйдет на зарплаты чиновникам и другие административные нужды) обязанностью не нарушать законов и не чинить препятствий властям. Тут, скорее, должно сработать другое – обещание особой закрытости и даже эксклюзивности новой структуры. В Положении прямо сказано, что членами Общественного совета не могут быть:
     «Президент Российской Федерации, члены Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, члены Правительства Российской Федерации, судьи», и т.д., а также «лица, признанные недееспособными на основании решения суда; лица, имеющие непогашенную или неснятую судимость; лица, имеющие двойное гражданство».

                  В общем, многим не повезло. Столь строгие ограничения для посвященных рисуют образ устрашающе влиятельной организации масонского толка: собрание, в котором нет чиновников и уголовников, у нас по определению подозрительно. Если же серьезно, то диву даешься, видя сколько сил, времени, изобретательности и бумаги расходуется  на то, чтобы как-то прикрыть тот факт, что в Челябинске в результате пресловутой «реформы МСУ» полностью уничтожено сколько-нибудь дееспособное местное самоуправление (результаты – на улицах и дорогах города).

          В Челябинске не избираются прямым голосованием ни мэр, ни депутаты гордумы; вместо этого придуманы "депутаты второго сорта" и  райсоветы, лишенные каких-либо полномочий и средств (кроме тех, что выдает им мэрия – на зарплаты, «скрепки» и обрезку деревьев). Драпируя наспех полное отсутствие обратной связи с обществом, административная машина города в приказном порядке клонирует все новые, бессмысленные и бесполезные псевдообщественные организации. Драпировка получается очень бюджетная.
         
       На сайте ЧФ РАНХиГС выложен 6-й номер научного журнала «Социум и власть» за 2016 г. с моей статьей  «ИНСТИТУТ И ИНСТРУМЕНТ. ГЛОБАЛЬНАЯ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ И СОЦИАЛЬНАЯ ДИНАМИКА» http://siv74.ru/images/downloads/arhiv-nomerov/2016/%20%20%202016%20%206.pdf (оглавление здесь не активно, но текст стоит первым, нужно просто немного пролистать вниз – если кого-то заинтересует).

       Ученая полемика вокруг эпистемологических аспектов модели «капитализации будущего» А.Вайно и его коллег (эвристическая и символическая ценность которой для меня очевидна) стала хорошим поводом пунктирно обозначить здесь свою концепцию философии информации (она будет подробно изложена в другой публикации, готовящейся сейчас в Екатеринбурге) применительно к процессам самоорганизации социума. Все это не так далеко от актуальной реальности, как может показаться.
        Нынешняя система подготовки, исполнения и контроля городского бюджета в Челябинске архаична и неэффективна, она работает на создание видимости благополучия и статус отдельных чиновников, но мешает трезво оценивать социальные риски, учитывать и реализовывать имеющиеся ресурсы. Все это отчасти превращает бюджет в некий набор новогодних пожеланий. Если мы и впредь будем списывать все проблемы города на «объективные» трудности («денег нет»), не улучшая управление, эти проблемы  не начнут решаться никогда, а городская среда продолжит деградировать.

        «Кадры решают все» - эта  истина особенно актуальна в ситуации, когда у горожан нет инструментов электорального контроля неизбираемой муниципальной власти; но бюджет – деньги города – слишком серьезное дело, чтобы судить о его состоянии по самоотчетам чиновников. В конце прошлого года мы детально обсуждали эти темы с экспертами и депутатами на платформе Клуба «15.01», а вчера экономист, заместитель председателя городской Общественной палаты С.Гордеев опубликовал большой материал о системных рисках бюджетного процесса в Челябинске и реальных путях их преодоления.

        Ученый, ранее работавший зампредом федерального казначейства, видит ключевую проблему в том, что «запланированные, но не гарантированные деньги автоматически попадают в статью расходов. То есть, они, фактически, уже кому-то обещаны. Тем самым, закладывается грядущая турбулентность городского хозяйства. Уже в начале года может начаться ажиотаж по поводу нехватки средств. В качестве причины будет называться, например, та, что бизнес добился пересмотра сумм налоговых платежей, или еще какая-нибудь. Но проблема не в этом. Она - в некорректности прогноза, который должен быть реально, а не формально обоснованным. Иначе получается странная ситуация. Формально, при принятии, бюджет сбалансированный. Претензий к финансово-экономическому блоку нет. Претензии будут потом – к работе городских служб».

       Подробнее: http://mediazavod.ru/articles/daily/ekonomika/sergey-gordeev-v-2017-god-s-rasplyvchatymi-byudzhetami-pozhelaniy/
 
      Нет сомнений в том, что тема N 1 политической повестки наступившего года – подготовка к выборам Президента РФ весной 2018-го. Для Челябинской области, как и для ряда других регионов страны, это ставит в качестве первоочередного вопрос о явке избирателей (повестка выдвижения кандидатов и предвыборной борьбы – сугубо федеральная, поэтому мы не будем здесь ее касаться).

      Уровень явки определяет легитимность и авторитет избранного президента, а потому именно этот сюжет будет во всех смыслах ключевым для глав регионов, избиркомов и отделений «партии власти» (как и других политических структур). В СМИ уже прошла «утечка» о якобы заданной на уровне замглавы администрации президента С.Кириенко планке – 70%. Конечно, такая сверхзадача едва ли будет официально озвучиваться, но понятно, что губернаторы осознали, к чему следует стремиться, и как будет оцениваться их политическая эффективность.

      Главной проблемой становится то, что достижение очень высокого уровня явки требуется теперь не любой ценой, а теми способами, которые ни в коем случае не грозят поставить под вопрос в глазах населения и наблюдателей (при прогнозируемой открытости выборов и подсчета голосов) качество легитимности победителя. То есть, без избыточного административного давления, скандалов и фальсификаций.
      Понятно, что всего этого не избежать в той или иной мере, но рамки допустимого будут заданы очень жесткие. И это будет не тот случай, когда «победителей не судят»: выводы о способности руководителей работать в новых условиях будут сделаны обязательно. Разумеется, сам уровень выборов, весеннее голосование и федеральная кампания серьезно повысят активность избирателей, но этого будет недостаточно, учитывая «низкую базу», с которой придется стартовать Южному Уралу.

       Последняя по времени избирательная кампания (выборы в Госдуму) дала здесь негативный результат. Поскольку негласно признавалось, что для убедительной победы списка «Единой России» оптимальной является как раз низкая явка, местная «партия власти» и областные чиновники явно переусердствовали в пассивности, дав показатели значительно ниже среднероссийских - как по поддержке «ЕР» (38,11% ), так и по явке (44,6%); при этом особенно «просели» крупные города. Спасло явку от полного провала лишь возвращение «одномандатников», обострившее конкуренцию в ряде округов.

       Это задает для Челябинской области трудновыполнимую без серьезных политических новаций задачу: как поднять уровень явки в регионе минимум в полтора раза без риска нарушений избирательного законодательства и дискредитации итогов голосования? Учитывая также особо пристальное внимание ЦИК к Челябинской области.
      Никакие отставки и перестановки в региональной «ЕР» здесь не помогут: для населения эти персонажи не имеют значения, а способность местных штабов к мобилизации электората вызывает скорее опасения, нежели оптимизм.

       Но есть другой политический механизм, уместный и эффективный для решения проблемы явки. Это совмещение федеральной повестки с жизненно важными для населения местными вопросами. Принципиальным решением было бы возвращение выборности мэров крупных городов, к чему избиратели давно готовы и хотят этого. Однако для начала можно ограничиться разрешением провести местные референдумы на эту тему, совместив их с голосованием на президентских выборах (на Южном Урале - в нескольких крупнейших и наиболее проблемных с точки зрения явки городах – Челябинске, Магнитогорске, Златоусте, Миассе).

         Что это может дать?

      Во-первых, это значительно повысит интерес к выборам, дав людям ощущение того, что они реально повлияют своим походом на избирательный участок не только на «судьбоносный» (но во многом предопределенный) выбор пути развития страны в целом, но и на качество повседневной жизни в родном городе и районе. Для «партии власти» появляется возможность перехватить у оппозиции популярную среди горожан повестку.
      Во-вторых, это разнонаправлено «канализирует» позитивные ожидания и протестные настроения: первые уйдут на федеральный уровень, обеспечив максимальную поддержку национальному лидеру, вторые выразятся в голосовании за возможность смены неэффективных местных чиновников (это обусловит приход на участки как тех, кто уверен, что «все без нас решено» или «Путин и так выиграет», так и тех, кто недоволен своим положением, но не готов голосовать против действующего руководства страны, зато с удовольствием проголосует против несменяемости городского начальства). Говоря иначе, это фактически консолидирует общество в точке президентских выборов, серьезно подняв самооценку каждого избирателя.
      В – третьих, это заложит легитимную основу для возвращения в будущем к регулярной выборности мэров как базе эффективного политического регулирования вместо не оправдавшей себя «реформы МСУ», актуализирует неполитизированную повестку местной общественной жизни: проблемы благоустройства, качества городской среды, дееспособности и ответственности чиновников. В перспективе открываются возможности качественного обновления власти (в чем она давно в регионах нуждается) через конкурентные местные выборы и осмысленную дискуссию. Этот тот «глоток свободы», который способен оживить местную общественную жизнь, дав ей конструктивное направление и выполнив важную «анестететическую» функцию.

        Плюсы такой, настоящей политической технологии (в отличие от шулерских «политтехнологий», подрывающих доверие к власти, социальную активность населения и явку на выборах всех уровней) очевидны, а риски минимальны: дело за политической волей. Для правительства Б.Дубровского такое решение облегчается тем, что «экспериментальная» реформа МСУ была затеяна здесь администрацией М.Юревича – ей же уместно оставить и ответственность за результаты.

        Разумеется, подобные новации невозможны без согласования на федеральном уровне, однако интерес и предложения региональных элит могли бы сделать их предметом серьезного обсуждения. И начинать эту работу нужно уже сейчас.      

О доверии

        Вышел в свет «Вестник ЧелГУ» с моей статьей «ДОВЕРИЕ КАК КЛЮЧЕВОЙ РЕСУРС СОЦИАЛЬНО - ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА» (листать долго не придется, материал стоит первым в оглавлении, оно активное http://www.lib.csu.ru/vch/393/vcsu16_11.pdf (в "сведениях об авторе" ошибочно указано "кандидат технических наук"; политических, конечно)

О Фартыгине

     Исключительно положительно оценил в интервью для Znak сегодняшнее решение Бориса Дубровского назначить куратором политических процессов в регионе Алексея Фартыгина, бывшего главу облизбиркома, в ранге заместителя руководителя аппарата губернатора https://www.znak.com/2017-01-10/kadrovye_naznacheniya_dubrovskogo_pokazali_obostrenie_vnutrielitnoy_borby_v_ego_okruzhenii

     Главный порок и главное проклятие сугубо «политических» вице-губернаторов заключались в размытости их функционала (понятно, что никакой «региональной политики» нет, политика делается в Москве), что располагало чиновников к расширительным интерпретациям собственных полномочий, быстрому вживанию в образы "серых кардиналов", а попросту – к интригам и манипуляциям при решении кадровых и предвыборных задач, увлечению спорными политтехнологиями (что есть дело партий, а не властей). И это часто заводило их очень далеко.

     Теперь, кажется, поняли, что главная (и единственная) задача чиновника, курирующего при губернаторе политические процессы – это обеспечение чистоты и законности избирательных кампаний на территории области, что напрямую связано с адекватностью кадровых решений и хорошей, честной коммуникацией с политической средой. Понятно, что это решение во многом вынужденное - так сложились обстоятельства, плюс скудость кадрового потенциала «команды Дубровского», но это тот случай, когда нет худа без добра. Именно Фартыгин, как профессионал-законник с очень хорошей репутацией, глубоко (теоретически и практически) знающий избирательную систему «изнутри», может стать оптимальным решением этой застарелой управленческой проблемы.

    Важно понимать, что в скоро стартующей президентской кампании никто не позволит местным властям «рисовать» результаты, скупать голоса или сгонять людей на участки – назначение Фартыгина может стать залогом такого понимания. Если у него получится, и искусство политики перестанет ассоциироваться у нас с интригами, махинациями и провокациями, стоит сброситься ему на прижизненный памятник и сказать долгожданное «спасибо» Дубровскому.   
    Но, повторюсь – это возможно только в том случае, если в регионе действительно взят осознанный курс открытую, прагматичную, если хотите, легистскую политику, а образ куратора внутренней политики как главного политтехнолога "партии власти" будет забыт. И если новое назначение - не очередной «ход», призванный, к примеру, банально «купировать» скандал с ЦИК и обеспечить благосклонность Э.Памфиловой, против воли которой Фартыгин был удален с поста председателя облизбиркома. Но даже и тогда это хорошо, потому что принципиально правильные решения часто работают совсем не так, как сокровенно мыслили их авторы.

Время собирать

         Несомненное благо любых каникул, а новогодних – в особенности, в том, что хорошая пауза в мирской суете позволяет обратиться к действительно важному и даже пожать здесь кое-какие плоды.

         В последние дни 2016-го вышел из печати номер научного журнала РАНХиГС «Социум и власть» с моей статьей  «ИНСТИТУТ И ИНСТРУМЕНТ. ГЛОБАЛЬНАЯ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ И СОЦИАЛЬНАЯ ДИНАМИКА» (не могу пока дать ссылку, так как электронная версия еще не выложена на сайте издания). В феврале в Екатеринбурге выйдет «Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения РАН», где публикуется первая часть моей концепции философии информации – статья «ГЕНЕРАТОР РЕАЛЬНОСТИ: ИНФОРМАЦИЯ И МЕХАНИЗМЫ САМООРГАНИЗАЦИИ» (надеюсь, заключительная часть будет опубликована в этом же авторитетном издании в текущем году, она уже почти готова; далее, видимо, придет черед монографии на эту тему). Также в феврале выйдет «Вестник ЧелГУ» со статьей «ДОВЕРИЕ КАК КЛЮЧЕВОЙ РЕСУРС СОЦИАЛЬНО - ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА». Будут и другие публикации - по тем разработкам теории информации и более прикладным геоинформационным методикам, которыми занимаюсь сейчас.

         Все это – результаты сотрудничества, в качестве научного сотрудника и автора, со структурами УрО РАН, ЧелГУ и РАНХиГС в течение прошлого года (а по большому счету – исследований, которые велись на протяжении последних трех лет - с учетом циклов научной работы, малого числа и периодичности выходов серьезных изданий, очередей на публикацию, процедуры рецензирования статей и проч.) Читатели этого блога наверняка заметили смещение интересов автора в сторону более содержательных и увлекательных вещей, нежели наша убогая политическая жизнь.

         Что ж, всему свое время.
      
          Это не значит, однако, что здесь совсем не будет теперь ничего занимательного. Год обещает быть насыщенным событиями – да и развлекаться ведь тоже как-то надо)

 

Жест перед антрактом

            Точку в политической хронике региона - 2016 и многочисленных подведениях итогов года поставила, пожалуй, публикация "Национального рейтинга" губернаторов РФ, в котором главе Челябинской области Б.Дубровскому отведено 66-е место в замыкающей, третьей группе руководителей субъектов Федерации  http://russia-rating.ru/info/11134.html

             Любопытно, что в соответствующем рейтинге мэров региональных столиц и крупных городов страны глава Магнитогорска С.Бердников занял 30-е место, а глава Челябинска Е.Тефтелев - 36-е http://russia-rating.ru/info/11077.html

             Я крайне скептически отношусь к разного рода рейтингам, не основанным на понятных, счетных показателях (следует при этом четко различать аргументированные мнения конкретных экспертов и построенные на основе "опроса" некоей безличной их массы таблички) как инструментам реальной оценки деятельности того или иного персонажа: это совершенно неадекватная методика для такой задачи.
             Она, впрочем, и не ставится: все знают, что рейтинги у нас сочиняются и публикуются для достижения иных целей - это язык коммуникации элит, нечто вроде танца павлинов или характерных жестов шимпанзе. Так и будем к ним относиться: это ведь тоже имеет значение.

          Теперь, когда все фигурки, наконец, расставлены по полочкам, можно со спокойной душой объявлять антракт дней эдак на десять: без нас не начнут)



   
         Всегда восхищался способностью наших медиа составлять по итогам года разнообразные рейтинги из десятков персон и событий, претендующих на судьбоносность, но забывающихся назавтра. Если быть внимательнее и отобрать что-то действительно значимое, тем и личностей окажется куда меньше. Предлагаю поэтому свой ТОП людей и событий, обозначивших в уходящем году сюжеты, проблемы и тенденции, которые важны сегодня и будут еще важнее завтра. Получилась, скорее, персонализированная повестка, а не рейтинг в прямом смысле: темы даны в произвольном порядке, их легко менять местами в зависимости от личных представлений о приоритетах.
 

          Итак, имена года: Матвеев, Киршин, Алтушкин, Юревич, Тефтелев, Сеничев.


         1. Сергей Матвеев и главная дилемма региона

        Математик, профессор ЧелГУ и руководитель лаборатории УрО РАН С.Матвеев, специалист по квантовой топологии, избран в 2016 году академиком РАН. Матвеев является уникальным для региона ученым мирового уровня, он проводит много времени в зарубежных поездках, участвуя в международных проектах, высоко ценится за границей. При этом в Челябинской области его деятельность почти не известна, этот человек точно не является ни «героем дня», ни «лицом области», а жаль.

         Академическая среда, вузы и научные исследования пребывают в регионе в удручающем состоянии; в развитие, престиж и популяризацию науки деньги не вкладываются (в отличие от выдуманного «туристического кластера», например). Это жестко формулирует ключевую для регионального сообщества дилемму развития: оставаться в повестке середины ХХ века с опорой на экстенсивное хозяйство и производство металлических заготовок (где китайцы очень скоро не оставят нам места) или все же попытаться вскочить на подножку уходящего в «экономику знаний» состава развитого мира (которая вполне сочетается с сырьевым фундаментом нашей экономики: вопрос в том, какова будет «надстройка» - и будет ли она вообще). Возможности для этого есть, но мы их упорно игнорируем – либо просто не видим. Риск в том, что этот выбор краткосрочен: уже завтра его не будет, поезд отправляется.

          2. Борис Киршин и конец региональной прессы

         В 2016 году закрылась старейшая и самая авторитетная независимая газета региона – «Челябинский рабочий». Это не только личная драма хорошего человека и журналиста, бессменного редактора газеты Б.Киршина, не нашедшего ответа на вызовы времени и технологий - это символ заката региональной прессы.

          Больше нет областных газет как массового продаваемого, а стало быть - востребованного продукта (пара федеральных изданий не в счет, тем более, что они давно стали средствами досуга и рекламных продаж, а не информации), городские издания малотиражны и влачат жалкое существование на мизерные дотации. Можно сказать, что прессу убил интернет, это глобальный процесс. Но ведь и в интернете не появилось влиятельных региональных СМИ: доминируют ресурсы из Екатеринбурга.  Это крах не только отрасли, но и важной части умственной жизни населения, переставшего вслед за книгами читать и газеты, заменив все это тележвачкой. Газеты убили не только интернет, отсутствие политической конкуренции, монополизация бизнеса и экономическая стагнация – но и люди, переставшие покупать издания, полные однообразного официоза, а также журналисты, разучившиеся делать что-то кроме копипаста и выдумок. Сейчас проблема прессы не в том, что нельзя что-то сказать, а в том, что сказать нечего.  Это важно: вместе с отменой местных выборов, смерть газет и деградация СМИ разрушают не только обратную связь между властью и обществом, но и самосознание населения, его социальную активность (явка на выборах тому свидетельство). С этим придется что-то делать  - хотя бы из чисто политических соображений.

              3. Игорь  Алтушкин и новая парадигма развития

          Владелец РМК И.Алтушкин стал в 2016 году наиболее влиятельным бизнесменом Челябинской области наряду с В.Рашниковым и А.Аристовым. В основе этого влияния – многомиллиардные инвестиции в регион, осуществление проектов Михеевского и Томинского ГОКов, реконструкция производств Карабаша, Кыштыма и Коркино, масштабные социальные и культурные проекты.

         За этими вложениями стоит нечто большее (серьезный бизнес не сорит деньгами) – понимание перспектив области, исходящее из прагматичной оценки возможностей активного освоения природных ресурсов, возвращения на современной технологической и финансовой базе к традиционным конкурентным преимуществам Урала как горнодобывающего региона; расширения масштабов добычи и переработки полезных ископаемых (их запасы толком даже не подсчитаны – мы не знаем своего богатства) в продукцию высокого передела, развития на этом фундаменте современной инфраструктуры и новых подходов к экологии, возрождения политехнической идентичности региона. Важно, что ограниченность ресурсов и перспектив сталелитейной промышленности (особенно в Челябинской области) очевидна, тогда как будущее цветной металлургии связано с растущей мировой динамикой высокотехнологичных отраслей. Такая перспектива вызвала болезненную реакцию «старых» областных элит и ориентированных на «светлое прошлое» групп населения. Но она четко обозначена, воплощается и альтернативы ей не видно - если быть реалистами. Это то, что будет иметь значительные последствия в ближайшие годы во всех сферах жизни региона.

              4. Михаил Юревич и обновление власти

          В 2016 году пережили настоящий разгром доминировавшие в регионе элитные группы, чьим лидером был экс-губернатор и предприниматель М.Юревич: ключевые члены его команды стали обвиняемыми в громких судебных процессах, а сам он потерял политический статус, лишившись мандата депутата Госдумы.

          Эпоха интерпретации региональной власти как инструмента извлечения прибылей околовластными коммерческими кланами через эксплуатацию бюджетных ресурсов закончилась вместе с избытком этих ресурсов. Но проблема понимания местными элитами целей и стимулов создания прозрачной, компетентной и подотчетной обществу структуры власти осталась, будучи усугублена «реформой МСУ», вследствие которой несколько городов области уже оказались в ситуации «вакуума власти». Это институциональный вызов, проблема наполнения отечественного федерализма реальным содержанием, а также кадрового обновления власти. «Старые» элиты региона дезориентированы и сбиты с толку: теперь власть не частная компания («модель Юревича») и не корпоративный менеджмент («модель Дубровского»). А что это? Что от нее требуется, кто ее формирует и контролирует, какой резон в ней работать? Губернатор сказал вчера, что ему «до конца непонятно, что такое профессия главы». От внятных ответов на эти вопросы зависит главное: качество людей, которые придут в региональную власть завтра, их система ценностей и действия. Изрядно запоздалое «во всем виноват Юревич» не является таким ответом, это лишь попытка уйти от вызова, оставив все как есть. На самом деле власть в регионе содержательно не обновилась: 2016-й мы прожили все еще в "переходном" режиме.

            5. Евгений Тефтелев и «стабильность застоя»

          Глава Челябинска Е.Тефтелев отработал второй полный год и стал символом городской власти, нуждающейся не в избирателях, а в «тягловом» населении. Реальность, в которой она существует, все больше обособляется  – чиновники сочиняют, а депутаты рассматривают и принимают проекты, бюджеты и планы, не имеющие прямого отношения к действительности и даже не планирующиеся всерьез к реализации.

          «Город не стал хуже» - спорный и сомнительный комплимент мэру из уст губернатора. В Челябинске пока мало по-настоящему громких провалов и конфликтов, но их потенциал накоплен; здесь замерло всякое развитие, любая динамика, а хозяйство и социум держатся на тонкой ниточке. Доверия к мэрии у горожан нет – его заменяет «личный кредит доверия» Дубровского Тефтелеву. Подразумевается, что этого довольно, но кто платит по такому кредиту? В Челябинске - критический «навес» муниципальных долгов, тяжелых проблем инфраструктуры и среды обитания, а упразднение бесплатного проезда пенсионеров, новые изъятия у бизнеса (стоимость тепла, кадастровая переоценка и т.п.) и бедствия дольщиков  стали первыми прямыми ударами по кошелькам всего населения. Это, конечно, не избиратели мэра, но эти люди «делают» областные и федеральные выборы: Челябинск (как и Магнитогорск) уже провалил явку и голосование за ЕР на выборах в Госдуму. Тефтелев не хорош и не плох, он - символ застывшей эпохи, а символ нельзя рационально осмысливать – это феномен коллективного бессознательного, предмет надежд, разочарований и страхов; его недоступность избирателю наделяет образ градоначальника кармическими чертами: заслужили. Как достойное воплощение «стабильности застоя» челябинский глава успешнее своего коллеги Дубровского: школа сказывается, ведь когда Тефтелев заседал в райкоме КПСС, Дубровский трудился мастером на ММК. Мэр успешно избегает ненужной рефлексии и умеет ни с кем не ссориться; застойная стабильность хороша всем, кроме того, чем обычно заканчивается.

            6. Иван Сеничев и кризис управления

          Самым ярким представителем правящей в регионе команды стал покинувший в начале года правительство и занявшийся хоккеем И.Сеничев. Официально он директор ХК «Трактор», но именно с его именем связана не только емкая характеристика ситуации в области, но и единственная политическая победа власти – избрание депутатом Госдумы А.Литовченко и поражение В.Гартунга.

           Прочие руководители правительства области никак себя не проявили или стали антигероями региональной и федеральной повестки (как по политическому, так и по экономическому направлениям). Ни один из их громких проектов не был ни реализован, ни даже спланирован, социально-экономические показатели рухнули. Дело тут не только в кадрах (они – следствие), а в глубоком кризисе системы управления развитием области и понимания реальности. Суровая экономическая действительность обрушила декоративные модели, когда лидер региона присутствовал при благоприятной экономической конъюнктуре, раздавая деньги и взыскания. Для создания рабочей модели управления и созидания в новых условиях не нашлось ни идей, ни компетенций, ни воли - есть только обида губернатора, что Челябинск не стал почему-то Екатеринбургом (возможно, не хватило ВСМ – тогда бы он просто туда переехал).
              Наши чиновники живут в другом измерении, где нет настоящего. Все, о чем они говорят – в светлом будущем, но сюда оно не приходит. Слова "может" и "будет" у них самые популярные, слова «сделали, посмотрите» отсутствуют в их лексиконе. Эта лексика вообще чудо. «Озвучивая» вчера достижения года в сфере экологии, губернатор Дубровский использовал сложную конструкцию: «хотел бы отметить нашу глубокую вовлеченность в решение экологических проблем; это то, что стало естественным развитием двухлетнего осмысления, где мы находимся, что мы можем сделать в этих вопросах».
И ни одного факта, ни одной цифры о сделанном, достигнутом. Глубокая вовлеченность как развитие двухлетнего осмысления – поди проверь, глубоко ли прониклись эти мыслители. Это тренд года: беспомощность всюду, где нет задачи что-то притормозить.

            Есть и плюсы: администрацию Дубровского никто еще не обвинил в коррупции. Но народная мудрость знает - порой «простота хуже воровства», ведь губернатор всерьез говорит, что «ММК кормит всю область», а главным событием года считает выборы. Хорошо, что ресурсы и люди у нас все еще есть, но «кубик Рубика» управления регионом никак не сложится. Возможно, его вертят не те руки: тогда все гораздо проще.

           Перечисленные темы, внятно заявленные в 2016 году и олицетворенные заметными персонажами общественно-политической сцены, взаимосвязаны; они остаются открытыми и составляют актуальную повестку 2017 года для Челябинской области.

*  *  *

            На этом остается трудовой год завершить, от души поздравив всех, отмечающих в эти дни Рождество, всех, готовящихся к Новому Году и длительным КАНИКУЛАМ: високосный 2016-й был очень непростым и сильно хочется, чтобы следующий год был лучше, интереснее, значительнее во всех смыслах и проявлениях. С праздниками и хорошего отдыха!

           В бизнес - кругах Челябинска продолжается возмущенное обсуждение отказа губернатора Б.Дубровского объявить мораторий на переоценку (читай – повышение) кадастровой стоимости объектов недвижимости и земельных участков до 2020 года: такое право давал главам регионов федеральный закон; воспользоваться правом на мораторий губернаторы могли до 20 декабря 2016 г.

          Решения о введении моратория принял целый ряд субъектов РФ, заинтересованных в повышении инвестиционной привлекательности своих регионов (полного списка еще нет, но точно известно о таких решениях глав Чечни, Свердловской, Липецкой, Магаданской областей и др.) Пересмотр кадастровой стоимости земли и производственных объектов приведет к многократному росту нагрузки на бизнес, значительно уменьшив и так низкую на сегодня доходность большинства производств и предприятий сферы услуг, приведет к оттоку капиталов из таких регионов.

          Известно, что на недавно прошедшем в Челябинске Правлении СПП области, ведущими предпринимателями региона было принято решение просить Дубровского не пересматривать кадастровую оценку, объявив мораторий. Это предложение бизнеса было передано губернатору членом СПП, вице-спикером Заксобрания К.Захаровым. Однако Борис Дубровский отказался это сделать; при этом областные власти на каждом шагу твердят о якобы предпринимаемых ими усилиях по повышению инвестиционной привлекательности области и даже ставят задачу войти через год в ТОП -10 регионов РФ по этому показателю (на деле инвестиции упали здесь за последние три года на 25%).

          Представители бизнеса уверены, что налоговые приобретения региона от этого шага будут несопоставимо меньше инвестиционных потерь: местный бизнес и так активно перерегистрирует свои активы в Свердловской области, где налоги (в частности, важный для бизнеса транспортный, а теперь – и кадастровая оценка недвижимости) значительно ниже. Теперь отток капиталов из Челябинской области пойдет еще быстрее.    

Profile

podoprigora74
podoprigora74

Latest Month

January 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner